ЕСПЧ ЖИЛЬЕ Снимал жилье у тещи — и лишился квадратов — член семьи? имел право проживания ? ЕСПЧ ст1 протокол 1 жилье военным — инструкция заполнения формуляра

Превью статьи:

Аналогичное дело Выиграно — » Попросили не распространять))) все тоже самое как и в прошлом, ссылка на решение кассации , и ст. 51 жк. После личной беседы с начальником управления. Без судов .» — Пополковник «договорился» КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 88а- 1097/2020 25 июня 2020 г.                                                                          город Новосибирск председательствующего Иванова В.В., судей Лядова В.Л. и Шпакова С.П., при секретаре судебного заседания Войтенко Е.В., рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе административного истца Ивко Евгения Олеговича на решение Мурманского гарнизонного военного суда от 12 ноября 2019 г. (дело № 2а-168/2019) и апелляционное определение Северного флотского окружного военного суда от 6 февраля 2020 г., принятые по административному исковому заявлению военнослужащего Пограничного управления <данные изъяты> (далее – Пограничное управление) <звание> Ивко Е.О. об оспаривании решений начальника и жилищной комиссии Пограничного управления, связанных с отказом в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в избранном после увольнении месте жительства. Заслушав доклад судьи Шпакова С.П., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных актов, принятых по делу, доводы кассационной жалобы и возражения на неё, объяснения представителя начальника Пограничного управления <звание> Пащенко Р.В., полагавшего поданную жалобу не подлежащей удовлетворению, Кассационный военный суд                                                  установил: решением Мурманского гарнизонного военного суда от 12 ноября 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением Северного флотского военного суда от 6 февраля 2020 г., Ивко Е.О. отказано в удовлетворении административного иска, в котором он просил признать незаконным решение жилищной комиссии Пограничного управления от 8 июля 2019 г., утверждённое 18 июля 2019 г. начальником Пограничного управления, об отказе в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в избранном…

Аналогичное дело Выиграно — » Попросили не распространять))) все тоже самое как и в прошлом, ссылка на решение кассации , и ст. 51 жк. После личной беседы с начальником управления. Без судов .» — Пополковник «договорился»

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 88а- 1097/2020

25 июня 2020 г.                                                                          город Новосибирск

председательствующего Иванова В.В.,

судей Лядова В.Л. и Шпакова С.П.,

при секретаре судебного заседания Войтенко Е.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе административного истца Ивко Евгения Олеговича на решение Мурманского гарнизонного военного суда от 12 ноября 2019 г. (дело № 2а-168/2019) и апелляционное определение Северного флотского окружного военного суда от 6 февраля 2020 г., принятые по административному исковому заявлению военнослужащего Пограничного управления <данные изъяты> (далее – Пограничное управление) <звание> Ивко Е.О. об оспаривании решений начальника и жилищной комиссии Пограничного управления, связанных с отказом в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в избранном после увольнении месте жительства.

Заслушав доклад судьи Шпакова С.П., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных актов, принятых по делу, доводы кассационной жалобы и возражения на неё, объяснения представителя начальника Пограничного управления <звание> Пащенко Р.В., полагавшего поданную жалобу не подлежащей удовлетворению, Кассационный военный суд

                                                 установил:

решением Мурманского гарнизонного военного суда от 12 ноября 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением Северного флотского военного суда от 6 февраля 2020 г., Ивко Е.О. отказано в удовлетворении административного иска, в котором он просил признать незаконным решение жилищной комиссии Пограничного управления от 8 июля 2019 г., утверждённое 18 июля 2019 г. начальником Пограничного управления, об отказе в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в избранном после увольнения месте жительства в городе <адрес> с формой обеспечения в виде жилищной субсидии, обязав жилищную комиссию повторно рассмотреть его заявление.

В кассационной жалобе, поданной 21 марта 2020 г., административный истец, утверждая о неправильном применении судами норм материального права, нарушении норм процессуального права, а также несоответствии выводов судебных инстанций обстоятельствам дела, просит оспоренные судебные акты отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении его требований в полном объеме.

Автор жалобы настаивает на правильности собственного анализа обстоятельств дела и, ссылаясь на положения Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ), а также Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 189-ФЗ), приводит доводы, суть которых сводится к тому, что судами необоснованно сделаны выводы о наличии у него и супруги прав на проживание в жилом помещении, принадлежащем матери его супруги, поскольку с ней они не проживают и не ведут общее хозяйство.

В своих возражениях представитель начальника Пограничного управления Копытько А.В., опровергая доводы кассационной жалобы, просит состоявшиеся судебные акты оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Проверив материалы дела и обоснованность доводов поданной жалобы, Кассационный военный суд приходит к следующим выводам.

Согласно частям 2 и 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационной жалобы, представления. Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

В ходе рассмотрения дела судами установлено и подтверждается материалами дела, что Ивко Е.О., заключивший первый контракт о прохождении военной службы 26 октября 1998 г. и имеющий выслугу в календарном исчислении более 20 лет, зарегистрированный по адресу воинской части в городе <адрес>, подал в жилищную комиссию Пограничного управления заявление о признании его с составом семьи из <данные изъяты> человек <данные изъяты> нуждающимися в жилье в избранном после увольнения постоянном месте жительства в городе <адрес> с формой обеспечения в виде жилищной субсидии.

Решением жилищной комиссии Пограничного управления от 8 июля 2019 г. на основании пункта 2 части 1 статьи 54 ЖК РФ ему в этом отказано в связи с не проживанием с ним с марта 2014 г. его сына <данные изъяты> — ФИО1., а также сохранением за его супругой — ФИО2 на основании статьи 19 Закон № 189-ФЗ бессрочного права пользования жилым помещением по адресу: <адрес>, общей площадью 61,3 кв. м, принадлежащем на праве собственности ее матери, а ранее предоставленным государством, в том числе и на супругу административного истца, которая отказалась от его приватизации, но осталась в нем зарегистрированной по месту жительства. Таким образом, жилищный орган пришел к выводу, что военнослужащий с супругой и дочерью имеют право пользования ? долей вышеуказанного жилого помещения, а поэтому на каждого из них приходится по 10,22 (30,65 : 3) кв. м площади жилого помещения, что превышает учётную норму, установленную Законом <адрес> от 19 июля 2005 года № 407-65, в размере 9 кв. м на одного человека и не дает права для признания их нуждающимися в жилых помещениях.

Согласились с данными выводами и суды первой и апелляционной инстанций.

Решение жилищного органа в части отказа в принятии на жилищный учет, в качестве члена семьи военнослужащего, в целях обеспечения жилым помещением в порядке статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее – Закон № 76-ФЗ), его сына <данные изъяты>, который с ним совместно не проживает, судами обеих инстанции верно признано обоснованным.

Разрешая административное дело в части отказа в постановке административного истца, его супруги и дочери на жилищный учет суды обеих инстанций исходили из того, что за супругой административного истца в силу ст. 19 Закон № 189-ФЗ сохраняется право пользования жилым помещением, находящимся в собственности у ее матери.

Однако данные выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют установленным по делу обстоятельствам, поскольку основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии с частью 2 статьи 51 ЖК РФ при признании граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех жилых помещений у гражданина и (или) членов его семьи, занимаемых по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования и (или) принадлежащих им на праве собственности.

Как установлено по делу административный истец, его супруга и дочь не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма и не имеют в собственности жилых помещений, а также не относятся к членам семьи таковых.

В силу части 1 статьи 31 того же Кодекса к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

При этом супруга административного истца в соответствии со статьей 19 Закона № 189-ФЗ имеет право только пользования жилым помещением, принадлежащим своей матери, в связи с отказом от приватизации, однако не обладает правом на вселение в данное жилое помещение других лиц, что следует из разъяснений, изложенных в пунктах 12, 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», регулирующих схожие правоотношения.

Данное обстоятельство является значимым фактом для определения уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения административного истца для признания его в качестве нуждающегося в жилом помещении, поскольку указывает на отсутствие правовых оснований у военнослужащего пользования жилым помещением, принадлежащим матери его супруги, которая не является членом его семьи.

В силу таких условий оснований для зачета площади жилого помещения, которое приходится на супругу административного истца в квартире её матери при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения Ивко не имелось.

В то же время, при предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма, согласно части 8 статьи 57 ЖК РФ, учитываются действия и гражданско-правовые сделки с жилыми помещениями, совершение которых привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению. Указанные сделки и действия учитываются за установленный законом субъекта Российской Федерации период, предшествующий предоставлению гражданину жилого помещения по договору социального найма, но не менее чем за пять лет.

В соответствии со статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке Кассационным военным судом являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

При таких обстоятельствах, допущенные судами нарушения норм материального права, приведшие к принятию неправильных судебных актов, без устранения которых невозможна защита нарушенных жилищных прав административного истца, являются основанием для отмены в кассационном порядке решения гарнизонного военного суда и апелляционного определения окружного военного суда.

Поскольку юридически значимые по делу обстоятельства судами установлены правильно, однако допущена ошибка в применении норм материального права, Кассационный военный суд полагает возможным, в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, не передавая административное дело на новое рассмотрение, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении административного искового заявления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 327, ст. 328, п. 5 ч. 1 ст. 329 и ст. 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Кассационный военный суд

определил:

решение Мурманского гарнизонного военного суда от 12 ноября 2019 г. и апелляционное определение Северного флотского военного суда от 6 февраля 2020 г., принятые по административному исковому заявлению Ивко Евгения Олеговича, отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Признать незаконным решение жилищной комиссии Пограничного управления <данные изъяты> от 8 июля 2019 года, утверждённое 18 июля 2019 г. начальником данного управления, об отказе в принятии Ивко Е.О. на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по социальному найму в избранном после увольнения месте жительства.

Обязать жилищную комиссию Пограничного управления <данные изъяты> отменить принятое решение от 8 июля 2019 г. об отказе в принятии Ивко Е.О. в качестве нуждающихся в жилых помещениях и повторно рассмотреть его заявление о принятии на жилищный учет.

Кассационное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке и срок, установленный главой 35 КАС РФ, путем подачи кассационной жалобы непосредственно в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации.

Председательствующий                                                                        В.В. Иванов

Судьи                                                                                                      В.Л. Лядов

                                                                                                                С.П. Шпаков

важная статья сайта : Признание членом семьи Ч.2

как заполнять формуляр основные принципы :

Видео: Европейский суд учимся заполнять формуляр кратко Ч 1.
Видео: Заполняем-Формуляр-в-Европейский-суд-дело-по-аренде-у-тещи.

Нарушение статьи 1 Протокола № 1 (защита собственности) Европейской конвенции

Понятие имущества, закрепленное Дополнительным протоколом к Конвенции, имеет автономный характер и не зависит от квалификации имущества во внутреннем праве государства. Таким образом, Протокол  № 1 защищает широкий спектр имущественных прав. Если государство в лице своих органов, должностных лиц необоснованно вмешивается в реализацию Вашего права беспрепятственного пользования имуществом, это может являться нарушением статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Заполняем раздел F — формуляра :

Видео: Заполняем раздел F формуляра ЕСПЧ жилье военным.

Заполняем раздел G формуляра в ЕСПЧ 

Видео: Заполняем раздел G формуляра в ЕСПЧ жилье военным.

Еще один образец заполнения раздела ПРИЛОЖЕНИЯ :

Еще раз пересмотрите инструкцию по заполнению, исправьте все ошибки, не забудьте расписаться в верху и внизу, листы скреплять не надо, все листы прономеруйте в правом нижнем углу простым карандашом (ред.). Листы сложить в стопку начиная с первого листа формуляра затем все приложения (простые читабельные ксерокопии) в хронологическом порядке. Запакуйте конверт и отправляйте в Стразбург по почте заказном письмом. Адрес в формуляре есть 

Виды имущества, подпадающие под защиту Конвенции, которые важны в данном деле :

— право требования: имущественный интерес в виде права требования подпадает под защиту Протокола № 1 только в том случае, если такое право закреплено государством или подтверждено устоявшейся судебной практикой. Право требования может выражаться также в виде привилегии, которой лицо лишилось из-за дискриминационных условий компенсационных выплат, например, невыплата пособий по социальному обеспечению, пенсий и т.д.

— выплаты по социальному обеспечению, которые предусмотрены законодательством государства, то есть сама по себе статья 1 Протокола № 1 не обязывает государство осуществлять социальные выплаты. Однако, если государство предусматривает такие выплаты, то они порождают имущественный интерес.

Анализ и оценка применимости Статьи 1 в конкретном деле

Для этих целей используются 3 принципа (нормы), обозначенные ЕСПЧ в деле Спорронга и Лоннрота против Швеции и после этого постоянно используемые на практике.
В контексте нарушений Статьи 1 эти принципы можно изложить в следующем виде:

1. Вмешательство в беспрепятственное пользование своим имуществом. Несмотря на то, что этот принцип обозначен первым, возможность его применения рассматривается только тогда, когда установлено отсутствие нарушений второго и (или) третьего принципа. Нарушение первого принципа усматривается, когда со стороны государства есть вмешательство, но оно не является изъятием имущества и не направлено на установление контроля за его использованием.

2. Лишение имущества. Было или нет лишение (отчуждение, передача, изъятие) имущества, определяется ЕСПЧ не только по формальным, но и по фактическим признакам. Таким образом, важный момент – реальное лишение собственности, изъятие ее у собственника. Достаточно ли будет только формального лишения права или только фактического либо необходима совокупность и того, и другого – определяется судом после анализа всех обстоятельств дела.

3. Установление контроля за использованием собственности. Нарушение третьего принципа усматривается, если вмешательство государства носит умышленный характер или является частью законодательной схемы ради установления такого контроля. В частности, как нарушение могут быть расценены меры обеспечения уплаты налогов, взносов, других подобного рода платежей или штрафов.

Как видно, эти 3 принципа позволяют сделать анализ конкретного дела на предмет наличия определенного нарушения положений Статьи 1. Однако ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что в любой ситуации анализ должен быть комплексным – по всем 3 принципам. Все положения Статьи 1 взаимосвязаны: первый принцип соотносится со вторым и третьим как общая форма вмешательства государства с двумя частными.
Схема определения наличия нарушения Статьи 1:
1. Относится ли заявленное имущество (право) к объектам защиты в контексте Статьи 1.
2. Действительно ли принадлежит заявителю указанное в жалобе имущество или право собственности.
3. Есть ли вмешательство (нарушение Статьи 1) со стороны государства.
4. Какова природа вмешательства, какому принципу оно соответствует – частному (2 и 3) или общему (1).

Оценка приемлемости жалобы оценка приемлимости в деле : Спорронг (Sporrong) и Лоннрот (Lonnroth) против Швеции

Для оценки перспектив обращения в ЕСПЧ используется специальный тест – набор вопросов и ответов, анализ которых позволяет сделать определенный вывод. В нем заложена указанная выше схема определения наличия нарушений Статьи 1, но в данном случае анализ делается по более широкому спектру вопросов:
1. Есть ли в деле право собственности или право владения имуществом, которое является объектом защиты Статьи 1?
2. Есть ли вмешательство в право собственности (владения) имуществом?
3. Какова природа вмешательства – к какой из трех норм (принципов) относится вмешательство?
4. Можно ли счесть вмешательство допустимым исходя из его цели – законная цель в интересах общества?
5. Соразмерно (пропорционально) ли вмешательство?
6. Отвечает ли вмешательство принципу правовой определенности или законности? ( ССЫЛКА НА СТАТЬЮ ПРАВОВАЯ ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ )
Если вмешательства нет, жалоба в любом случае неприемлема. Если вмешательство есть, то ответ «нет» на любой из вопросов 4-6, позволяет считать жалобу приемлемой. Это достаточное условие для подготовки и направления обращения. Дальнейшие перспективы жалобы зависят уже от тех оценок, которые даст ЕСПЧ применительно к конкретной ситуации и конкретным обстоятельствам дела.
Видео: Снимаете жилье у родственников в аренду значит жилья вам от МО РФ не положено ч 
Видео: Снял в аренду у родственнкиов квартиру лишился жилья ч 2

ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ :

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 88а- 1097/2020

25 июня 2020 г.                                                                          город Новосибирск

председательствующего Иванова В.В.,

судей Лядова В.Л. и Шпакова С.П.,

при секретаре судебного заседания Войтенко Е.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе административного истца Ивко Евгения Олеговича на решение Мурманского гарнизонного военного суда от 12 ноября 2019 г. (дело № 2а-168/2019) и апелляционное определение Северного флотского окружного военного суда от 6 февраля 2020 г., принятые по административному исковому заявлению военнослужащего Пограничного управления <данные изъяты> (далее – Пограничное управление) <звание> Ивко Е.О. об оспаривании решений начальника и жилищной комиссии Пограничного управления, связанных с отказом в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в избранном после увольнении месте жительства.

Заслушав доклад судьи Шпакова С.П., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных актов, принятых по делу, доводы кассационной жалобы и возражения на неё, объяснения представителя начальника Пограничного управления <звание> Пащенко Р.В., полагавшего поданную жалобу не подлежащей удовлетворению, Кассационный военный суд

                                                 установил:

решением Мурманского гарнизонного военного суда от 12 ноября 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением Северного флотского военного суда от 6 февраля 2020 г., Ивко Е.О. отказано в удовлетворении административного иска, в котором он просил признать незаконным решение жилищной комиссии Пограничного управления от 8 июля 2019 г., утверждённое 18 июля 2019 г. начальником Пограничного управления, об отказе в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в избранном после увольнения месте жительства в городе <адрес> с формой обеспечения в виде жилищной субсидии, обязав жилищную комиссию повторно рассмотреть его заявление.

В кассационной жалобе, поданной 21 марта 2020 г., административный истец, утверждая о неправильном применении судами норм материального права, нарушении норм процессуального права, а также несоответствии выводов судебных инстанций обстоятельствам дела, просит оспоренные судебные акты отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении его требований в полном объеме.

Автор жалобы настаивает на правильности собственного анализа обстоятельств дела и, ссылаясь на положения Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ), а также Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 189-ФЗ), приводит доводы, суть которых сводится к тому, что судами необоснованно сделаны выводы о наличии у него и супруги прав на проживание в жилом помещении, принадлежащем матери его супруги, поскольку с ней они не проживают и не ведут общее хозяйство.

В своих возражениях представитель начальника Пограничного управления Копытько А.В., опровергая доводы кассационной жалобы, просит состоявшиеся судебные акты оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Проверив материалы дела и обоснованность доводов поданной жалобы, Кассационный военный суд приходит к следующим выводам.

Согласно частям 2 и 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационной жалобы, представления. Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

В ходе рассмотрения дела судами установлено и подтверждается материалами дела, что Ивко Е.О., заключивший первый контракт о прохождении военной службы 26 октября 1998 г. и имеющий выслугу в календарном исчислении более 20 лет, зарегистрированный по адресу воинской части в городе <адрес>, подал в жилищную комиссию Пограничного управления заявление о признании его с составом семьи из <данные изъяты> человек <данные изъяты> нуждающимися в жилье в избранном после увольнения постоянном месте жительства в городе <адрес> с формой обеспечения в виде жилищной субсидии.

Решением жилищной комиссии Пограничного управления от 8 июля 2019 г. на основании пункта 2 части 1 статьи 54 ЖК РФ ему в этом отказано в связи с не проживанием с ним с марта 2014 г. его сына <данные изъяты> — ФИО1., а также сохранением за его супругой — ФИО2 на основании статьи 19 Закон № 189-ФЗ бессрочного права пользования жилым помещением по адресу: <адрес>, общей площадью 61,3 кв. м, принадлежащем на праве собственности ее матери, а ранее предоставленным государством, в том числе и на супругу административного истца, которая отказалась от его приватизации, но осталась в нем зарегистрированной по месту жительства. Таким образом, жилищный орган пришел к выводу, что военнослужащий с супругой и дочерью имеют право пользования ? долей вышеуказанного жилого помещения, а поэтому на каждого из них приходится по 10,22 (30,65 : 3) кв. м площади жилого помещения, что превышает учётную норму, установленную Законом <адрес> от 19 июля 2005 года № 407-65, в размере 9 кв. м на одного человека и не дает права для признания их нуждающимися в жилых помещениях.

Согласились с данными выводами и суды первой и апелляционной инстанций.

Решение жилищного органа в части отказа в принятии на жилищный учет, в качестве члена семьи военнослужащего, в целях обеспечения жилым помещением в порядке статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее – Закон № 76-ФЗ), его сына <данные изъяты>, который с ним совместно не проживает, судами обеих инстанции верно признано обоснованным.

Разрешая административное дело в части отказа в постановке административного истца, его супруги и дочери на жилищный учет суды обеих инстанций исходили из того, что за супругой административного истца в силу ст. 19 Закон № 189-ФЗ сохраняется право пользования жилым помещением, находящимся в собственности у ее матери.

Однако данные выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют установленным по делу обстоятельствам, поскольку основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии с частью 2 статьи 51 ЖК РФ при признании граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех жилых помещений у гражданина и (или) членов его семьи, занимаемых по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования и (или) принадлежащих им на праве собственности.

Как установлено по делу административный истец, его супруга и дочь не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма и не имеют в собственности жилых помещений, а также не относятся к членам семьи таковых.

В силу части 1 статьи 31 того же Кодекса к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

При этом супруга административного истца в соответствии со статьей 19 Закона № 189-ФЗ имеет право только пользования жилым помещением, принадлежащим своей матери, в связи с отказом от приватизации, однако не обладает правом на вселение в данное жилое помещение других лиц, что следует из разъяснений, изложенных в пунктах 12, 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», регулирующих схожие правоотношения.

Данное обстоятельство является значимым фактом для определения уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения административного истца для признания его в качестве нуждающегося в жилом помещении, поскольку указывает на отсутствие правовых оснований у военнослужащего пользования жилым помещением, принадлежащим матери его супруги, которая не является членом его семьи.

В силу таких условий оснований для зачета площади жилого помещения, которое приходится на супругу административного истца в квартире её матери при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения Ивко не имелось.

В то же время, при предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма, согласно части 8 статьи 57 ЖК РФ, учитываются действия и гражданско-правовые сделки с жилыми помещениями, совершение которых привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению. Указанные сделки и действия учитываются за установленный законом субъекта Российской Федерации период, предшествующий предоставлению гражданину жилого помещения по договору социального найма, но не менее чем за пять лет.

В соответствии со статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке Кассационным военным судом являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

При таких обстоятельствах, допущенные судами нарушения норм материального права, приведшие к принятию неправильных судебных актов, без устранения которых невозможна защита нарушенных жилищных прав административного истца, являются основанием для отмены в кассационном порядке решения гарнизонного военного суда и апелляционного определения окружного военного суда.

Поскольку юридически значимые по делу обстоятельства судами установлены правильно, однако допущена ошибка в применении норм материального права, Кассационный военный суд полагает возможным, в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, не передавая административное дело на новое рассмотрение, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении административного искового заявления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 327, ст. 328, п. 5 ч. 1 ст. 329 и ст. 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Кассационный военный суд

определил:

решение Мурманского гарнизонного военного суда от 12 ноября 2019 г. и апелляционное определение Северного флотского военного суда от 6 февраля 2020 г., принятые по административному исковому заявлению Ивко Евгения Олеговича, отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Признать незаконным решение жилищной комиссии Пограничного управления <данные изъяты> от 8 июля 2019 года, утверждённое 18 июля 2019 г. начальником данного управления, об отказе в принятии Ивко Е.О. на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по социальному найму в избранном после увольнения месте жительства.

Обязать жилищную комиссию Пограничного управления <данные изъяты> отменить принятое решение от 8 июля 2019 г. об отказе в принятии Ивко Е.О. в качестве нуждающихся в жилых помещениях и повторно рассмотреть его заявление о принятии на жилищный учет.

Кассационное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке и срок, установленный главой 35 КАС РФ, путем подачи кассационной жалобы непосредственно в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации.

Председательствующий                                                                        В.В. Иванов

Судьи                                                                                                      В.Л. Лядов

                                                                                                                С.П. Шпаков

ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ :

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 88а-231/2020(88а-444/2019)

22 января 2020 г.                                                     г. Новосибирск

Кассационный военный суд в составе председательствующего Лядова В.Л., судей Каманина И.В. и Гусейнова Т.Г., при секретаре судебного заседания Лисневской М.Г., рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе административного истца на решение Волгоградского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2019 г. и апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 5 июня 2019 г. по административному делу № 2а-30/2019 об оспаривании Ляпиным Дмитрием Сергеевичем решения начальника отделения (территориальное, г. Волгоград) федерального государственного казенного учреждения «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации (далее — «Югрегионжилье») об отказе в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по договору социального найма.

Заслушав доклад судьи Кассационного военного суда Лядова В.Л., изложившего обстоятельства административного дела, содержание судебных постановлений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, объяснения представителя административного истца Лукинова А.В. в обоснование доводов кассационной жалобы, Кассационный военный суд

установил:

решением гарнизонного военного суда, оставленным без изменения апелляционным определением окружного военного суда, отказано в удовлетворении требований Ляпина об оспаривании решения начальника отделения (территориальное, г. Волгоград) «Югрегионжилья» об отказе в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении.

25 ноября 2019 г. в Кассационный военный суд поступила кассационная жалоба административного истца, в которой он просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления и принять новое решение об удовлетворении заявленных требований.

По мнению Ляпина, судами обеих инстанций нарушены нормы материального права. В частности ст. 2, 15, 15.1 Федерального закона 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», ст. 31, 69 ЖК РФ и нормы семейного законодательства, так как судами не установлено, что он и его семья являются членами семьи собственника жилого помещения — его тещи ФИО1, поскольку они не вели с ней общее хозяйство. В квартире тещи проживали с 2013 г. на основании договора найма и выехали после предоставления ему в декабре 2018 г. служебного жилого помещения. Ляпин сообщает, что его теща и тесть не давали согласия на сдачу жилья Министерству обороны РФ.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

В соответствии с ч. 2 ст. 328 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Судами первой и апелляционной инстанции при рассмотрении дела таких нарушений допущено не было.

Рассмотрев материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационный военный суд приходит к следующим выводам.

Согласно материалам дела, с августа 2007 г. истец и его супруга зарегистрированы при войсковой части <данные изъяты>, но при этом с июня 2013 г. и до предоставления в декабре 2018 г. служебного жилого помещения они вместе с детьми были вселены, зарегистрированы и проживали в квартире, расположенной по адресу: <адрес>, общей площадью 44,2 кв.м, принадлежащей теще истца — ФИО1

Также установлено, что выезд из названной квартиры в декабре 2018 г. в служебную не был вынужденным, поскольку ранее административному истцу неоднократно предлагались служебные жилые помещения по месту службы общей площадью 54 кв.м., 53,2 кв.м., 71,6 кв.м, от которых он отказывался под различными предлогами.

Решением начальника отделения (территориальное, г. Волгоград) «Югрегионжилья» от 26 декабря 2018 г. № 15/88 Ляпин и члены его семьи (супруга и двое детей) приняты на учет нуждающихся в жилых помещениях для постоянного проживания по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге с уменьшением общей площади в распределяемом истцу жилом помещении, поскольку они с семьей являются членами семьи собственника жилого помещения и имеют право пользования квартирой , расположенной по адресу: <адрес>, принадлежащей на праве собственности матери супруги истца — ФИО1

Расчет нуждаемости произведен исходя из норматива общей площади жилого помещения 44,2 кв.м, на семью из шести человек (он, супруга, двое несовершеннолетних детей, а также родители супруги — ФИО1 и ФИО2) с уменьшением на 29,47 кв.м., приходящихся в квартире на него, его супругу и двоих детей (7,37 кв.м, на каждого члена семьи).

Извещением от 10 января 2019 г. № 364792 Ляпину Д.С. сообщено, что на состав семьи четыре человека распределена двухкомнатная квартира , общей площадью 50,4 кв.м, (с учетом вычтенной площади жилого помещения), по адресу: г. Санкт-Петербург, <адрес>

14 января 2019 г. Ляпин Д.С. отказался от распределенного ему жилого помещения полагая, что оно не соответствует норме предоставления жилья, поскольку на состав его семьи необходимо предоставить жилье площадью не менее 72 кв.м.

24 января 2019 г. начальником отделения жилищного обеспечения принято решение об изменении способа обеспечения истца жилым помещением на предоставление жилищной субсидии.

При таких данных, обоснованно применив положения п. 1 ст. 15 Федерального закона 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», и сославшись на ч. 8 ст. 57 ЖК РФ, судами обеих инстанций сделан правильный вывод о том, что решение начальника отделения управления жилищного обеспечения от 26 декабря 2018 г. № 15/88, определившего уровень обеспеченности семьи истца жильем за вычетом суммарной общей площади жилья, приходящейся на Ляпина Д.С. и членов его семьи в жилом помещении, принадлежащем ФИО1, нельзя признать нарушающим права административного истца.

Доводы административного истца о том, что он и его семья не являются членами семьи его тещи ФИО1 и общее хозяйство с ней не вели, были известны судам обеих инстанций и получили в судебных постановлениях соответствующую оценку, с которой следует согласиться, поскольку вывод о том, что вселившись в принадлежащее матери супруги истца жилое помещение, административный истец со своей семьей стали членами семьи собственника этого жилого помещения и приобрели с ней равные права пользования указанной квартирой, основан на материалах дела и надлежащим образом мотивирован в судебных постановлениях с приведением юридического обоснования.

Что касается довода административного истца о необходимости выяснить наличие согласия его тещи и тестя на сдачу жилья Министерству обороны РФ, то он является беспредметным, ввиду чего оценке не подлежит.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения административного иска Ляпина не имеется.

Руководствуясь статьями 327, 329 и 330 КАС РФ, Кассационный военный суд

определил:

решение Волгоградского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2019 г. и апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 5 июня 2019 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Ляпина Дмитрия Сергеевича – без удовлетворения.

Председательствующий                                                                         В.Л. Лядов

Судьи

И.В. Каманин

Т.Г. Гусейнов

ВАЖНЫЕ СТАТЬИ САЙТА :

Признание членом семьи , признание нуждающимся в жилье ДЕЛО БУБЛИКОВОЙ выиграно

Признание членом семьи, образцы исковых заявлений и решений СУДОВ

ФОРМУЛИРОВКА ДЛЯ ДОКУМЕНТОВ :

В соответствии с пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» вопрос о признании лица членом семьи собственника жилого помещения судам следует разрешать с учетом положений части 1 статьи 31 ЖК РФ , исходя из следующего:

а) членами семьи собственника жилого помещения являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. При этом супругами считаются лица, брак которых зарегистрирован в органах записи актов гражданского состояния (статья 10 Семейного кодекса Российской Федерации, далее — СК РФ ). Для признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение , членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения , оказания взаимной материальной и иной поддержки;

б) членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны другие родственники независимо от степени родства (например, бабушки, дедушки, братья, сестры, дяди, тети, племянники, племянницы и другие) и нетрудоспособные иждивенцы как самого собственника, так и членов его семьи, а в исключительных случаях иные граждане (например, лицо, проживающее совместно с собственником без регистрации брака), если они вселены собственником жилого помещения в качестве членов своей семьи. Для признания перечисленных лиц членами семьи собственника жилого помещения требуется не только установление юридического факта вселения их собственником в жилое помещение , но и выяснение содержания волеизъявления собственника на их вселение, а именно: вселялось ли им лицо для проживания в жилом помещении как член его семьи или жилое помещение предоставлялось для проживания по иным основаниям (например, в безвозмездное пользование, по договору найма). Содержание волеизъявления собственника в случае спора определяется судом на основании объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных документов (например, договора о вселении в жилое помещение ) и других доказательств (статья 55 ГПК РФ ).

Судам также необходимо иметь в виду, что регистрация лица по месту жительства по заявлению собственника жилого помещения или ее отсутствие не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о признании его членом семьи собственника жилого помещения , так как согласно статье 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан , предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Наличие или отсутствие у лица регистрации в жилом помещении является лишь одним из доказательств по делу, которое подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами.

1. Признание членом семьи два факта в совокупности — совместное проживание других родственников, нетрудоспособных иждивенцев с собственником и ведение с ним общего хозяйства,

Факт нахождения на иждивении Согласно статье 264 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, в том числе рассматривает дела об установлении фактов родственных отношений, нахождения на иждивении. 

согласно п. 22. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 N 9 (ред. от 06.02.2007) «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» при рассмотрении заявлений военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как Федеральным законом «О статусе военнослужащих», так и нормами жилищного законодательства Российской Федерации. ;

Согласно ч. 1 ст. 69 которого к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя; другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут сним общее хозяйство.

В соответствии с пунктом 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищною кодекса Российской Федерации», разрешая споры, связанные с признанием лица членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, судам необходимо учитывать, что круг лиц, являющихся членами семьи нанимателя, определен частью 1 статьи 69 ЖК РФ. К ним относятся:
а) супруг, а также дети и родители данного нанимателя, проживающие совместно с ним;
б) другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, если они
вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

А так же на основании постановления пленума верховного суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ,ВОЗНИКШИХ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» : » К другим родственникам при этом могут быть отнесены любые родственники как самого нанимателя, так и членов его семьи независимо от степени родства как по восходящей, так и нисходящей линии.»

Решение

Именем Российской Федерации

22 февраля 2019 г.                                                    г. Волгоград

Волгоградский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – Безгуба И.Н., при секретаре судебного заседания Сусловой Н.М., с участием административного истца Ляпина ФИО21 его представителя – адвоката Беляевой Н.С., административного ответчика – начальника отделения (территориальное, г. Волгоград) федерального государственного казенного учреждения «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации (далее – отделение управления жилищного обеспечения) Белошейкина С.М., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда административное дело №а-30/2019 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Ляпина ФИО13 об оспаривании решений начальника отделения управления жилищного обеспечения, связанных с порядком принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, а также о внесении изменений в единый реестр военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, в части формы обеспечения административного истца жильем,

установил:

Ляпин обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным решение начальника отделения управления жилищного обеспечения от 26 декабря 2018 г. № 15/88 в части признания его, супруги ФИО22 и их дочерей членами семьи собственника жилого помещения, расположенного по адресу: <адрес>

 а также указания об уменьшении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма на 29,47 кв.м. от общей площади жилого помещения, расположенного по вышеуказанному адресу, принадлежащего на праве собственности матери супруги истца.

В ходе подготовки дела Ляпин дополнил свои требования и просил суд признать незаконным и отменить решение начальника отделения управления жилищного обеспечения от 29 января 2019 г. № 15/7 о внесении изменений в единый реестр военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, предоставляемых по договору социального найма, в части формы обеспечения административного истца жильем.

    В обоснование своих требований Ляпин в поданном заявлении указал, что решением начальника отделения управления жилищного обеспечения от 26 декабря 2018 г. № 15/88 он, а также члены его семьи (супруга и двое дочерей) приняты на учет нуждающихся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, однако общая площадь предоставляемого жилого помещения на состав его семьи снижена на 29,47 кв.м. в связи с тем, что он, супруга и их несовершеннолетние дети проживают в квартире, расположенной по адресу: <адрес> А, <адрес>, которая в свою очередь принадлежит теще административного истца ФИО23 Однако с данным решением жилищного органа он не согласен, так как в указанной квартире они проживали не как члены семьи собственника, а на основании заключенного «договора аренды», который носил временный характер. После того как жилищным органом ему была предоставлена служебная квартира он и члены его семьи выехали из занимаемой ими квартиры и вселились в служебное жилое помещение, в котором в данный момент и проживают, при том, что с августа 2007 г. они зарегистрированы при воинской части, а в квартире ФИО24 ни он, ни члены его семьи не имели постоянной регистрации.

В обоснование своих требований в части оспаривания решения начальника отделения управления жилищного обеспечения от 29 января 2019 г. № 15/7, которым изменен способ обеспечения административного истца жильем, Ляпин в заявлении указал, что 14 января 2019 г. жилищным органом ему было вручено извещение о распределении жилого помещения, а именно квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, <адрес> <адрес> общей площадью 50,40 кв.м. В связи с тем, что он и его семья не являлись членами семьи собственника жилого помещения, расположенного по адресу:          <адрес> <адрес> <адрес>, то они имеют право на жилое помещение не менее 72 кв.м. Однако жилищным органом было принято решение об изменении способа обеспечения его жилым помещением на жилищную субсидию, с чем он не согласен.

Поддержав в судебном заседании требования административного иска, в его обоснование Ляпин и его представитель Беляева дали суду объяснения о том, что у жилищного органа не было оснований признавать административного истца, его супругу ФИО16 и их двух дочерей ФИО14 членами семьи ФИО15 так как в принадлежащей последней на праве собственности квартире они проживали по договору найма с 2013 г. Проживание в указанной квартире носило временный характер. Получив от военного ведомства в декабре 2018 г. служебное жилое помещение их семья переехала в служебную квартиру, в которой и проживает в настоящий момент. Кроме того, на факт их проживания в квартире матери супруги истца ни как членов ее семьи свидетельствует и то, что сама ФИО17 в указанной квартире с ними не проживала, а также то, что Ляпин и его супруга зарегистрированы не в принадлежащей ФИО25 квартире, а по адресу воинской части. Также административным истцом и его представителем сделана ссылка на то, что считая действия жилищного органа, связанные с уменьшением общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма на 29,47 кв.м., Ляпин обоснованно отказался от распределенной ему в <адрес> квартиры, в связи с чем действия жилищного органа, связанные с изменением формы реализации жилищных прав административного истца, являются незаконными.

В представленных возражениях на административное исковое заявление и в судебном заседании начальник отделения управления жилищного обеспечения Белошейкин требования Ляпина не признал и просил в их удовлетворении отказать, при этом указав, что для постановки на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, Ляпиным был предоставлен необходимый пакет документов, который свидетельствовал о том, что он и члены его семьи, начиная с 2013 г. проживают в квартире, принадлежащей матери супруги истца ФИО26. Поскольку Ляпины, проживая в квартире ФИО27, являются членами ее семьи, то жилищный орган обоснованно принял указанного военнослужащего на учет нуждающихся в жилых помещениях, так как данный военнослужащий обеспечен менее учетной нормы, установленной Законом Санкт-Петербурга от 19 июля 2005 г. № 407-65 «О порядке ведения учёта граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях и предоставлении жилых помещений по договорам социального найма в Санкт-Петербурге», при этом уменьшив общую площадь предоставляемого жилого помещения на 29,47 кв.м. Кроме того, отказавшись от распределённого жилого помещения по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге, которое соответствует установленным нормам предоставления жилья, жилищный орган на основании п. 19 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» правомерно установил Ляпину форму обеспечения жильем путем предоставления денежных средств на приобретение или строительство жилого помещения. Также сделана ссылка на то, что при принятии решения как о включении Ляпина в список на предоставление служебного жилого помещения по месту прохождения службы, так и на то, что о распределении ему служебной квартиры у жилищного органа отсутствовали сведения о проживании Ляпина в квартире, принадлежащей его теще.

Начальник федерального казенного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Ростовской области», привлеченный к участию в деле в качестве заинтересованного лица, а также ФИО29 ФИО28 действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних детей ФИО19 извещённые о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыли, в связи с чем суд на основании ст. 226 КАС РФ счел возможным рассмотреть дело без их участия. При этом из поступивших в адрес суда объяснений ФИО30. следует, что последняя выразила согласие с требованиями административного иска и просила его удовлетворить, заявив о намерении реализовать свои жилищные права именно посредством предоставления жилого помещения от военного ведомства в качестве члена семьи своего мужа Ляпина ФИО31

Выслушав доводы участвующих в деле лиц, а также исследовав представленные сторонами письменные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Из материалов административного дела видно, что <данные изъяты> Ляпин проходит военную службу в войсковой части № с июля 2007 г., его календарная выслуга на военной службе составляет более 20 лет, а в его личном деле в качестве членов его семьи записаны супруга ФИО32. и две дочери ФИО33                      17 февраля 2010 г.р. и ФИО34 12 октября 2011 г.р.

Кроме того, из материалов дела следует, в том числе из исследованных копий свидетельства о государственной регистрации права от 29 июня 2010 г., выписки из домовой книги, карточки учета собственника жилого помещения от                8 декабря 2018 г., свидетельства о рождении № 278721, договоров аренды квартиры, расположенной по адресу: <адрес> <адрес> <адрес>, а также договора найма служебного жилого помещения от 17 декабря 2018 г. № ЮРУЖО-15/293-2018, что Ляпин и члены его семьи с 2013 г. по декабрь 2018 г. проживали в вышеуказанной квартире общей площадью 44,2 кв.м., которая принадлежит на праве собственности матери супруги истца ФИО35 Кроме того, в данном жилом помещении зарегистрирован отец супруги истца – ФИО36 При этом согласно оттискам штампов в паспортах супругов Ляпиных следует, что они зарегистрированы по адресу: <адрес>, о<адрес>, <адрес>, войсковая часть №

31 октября 2018 г. Ляпин обратился в отделение управления жилищного обеспечения с заявлением о принятии его на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма в избранном месте жительства в г. Санкт-Петербург.

Как следует из оспариваемого решения начальника отделения управления жилищного обеспечения от 26 декабря 2018 г. № 15/88, Ляпин ФИО37 признан нуждающимся в жилом помещении с составом семьи четыре человека (он, его супруга ФИО38 а также их дочери ФИО39 по избранному месту жительства в г<адрес> (учетная норма составляет                9 кв.м. на одного человека), при этом признав Ляпина ФИО40 членом семьи собственника жилого помещения, расположенного по адресу: <адрес> А, <адрес>, общей площадью 44.2 кв.м., которое принадлежит теще истца и с учетом зарегистрированного по указанному адресу ФИО41 начальник отделения управления жилищного обеспечения уменьшил общую площадь предоставляемого жилого помещения на 29,47 кв.м. (44.2 кв.м./6×4).

В судебном заседании Ляпин ФИО42 подтвердил, что он и все его члены семьи в период с 2013 г. по декабрь 2018 г. проживали в квартире принадлежащей его теще, расположенной по адресу: <адрес> <адрес> <адрес>. При этом в указанное жилое помещение они вселились с согласия его собственника — ФИО43

Согласно абз. 13 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие и члены их семей признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ.

Исходя из содержания ч. 1 ст. 51 ЖК РФ одним из условий признания гражданина нуждающимся в жилом помещении является обеспечение его общей площадью жилого помещения для постоянного проживания на одного члена семьи менее учетной нормы либо отсутствие такого жилого помещения вовсе.

В соответствии с ч. 1 ст. 31 и ч. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи собственника (нанимателя) жилого помещения относятся проживающие совместно с ним (в принадлежащем ему жилом помещении) его супруг, а также дети и родители данного собственника (нанимателя).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении ЖК РФ» членами семьи собственника жилого помещения являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Для признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки.

Исходя из анализа вышеприведенных положений действующего законодательства, суд приходит к выводу, что при определении круга лиц, относящихся к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жилым помещением, следует руководствоваться Жилищным кодексом РФ. ( ОБЩАЯ ФРАЗА)

Таким образом, судом установлено, что Ляпин и члены его семьи проживали в квартире, принадлежащей на праве собственности его теще ФИО44 расположенной по адресу: <адрес> А, <адрес>, общей площадью 44.2 кв.м. Однако, после обращения в жилищный орган о постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, административный истец и члены его семьи выехали из занимаемой ими квартиры в распределенное им служебное жилое помещение, расположенное по адресу: <адрес>, <адрес> <адрес>. При этом, согласно исследованных в судебном заседании сообщений о предоставлении служебных квартир от 13 августа 2015 г., от 24 мая и 2 июня 2017 г. следует, что выезд Ляпина ФИО45 и членов его семьи из квартиры матери супруги истца не носил вынужденный характер.

Согласно Закону Санкт-Петербурга от 19 июля 2005 г. № 407-65 «О порядке ведения учёта граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях и предоставлении жилых помещений по договорам социального найма в Санкт-Петербурге» учетная норма площади жилого помещения в данном городе установлена в размере 9 кв.м. Таки образом, обеспеченный менее установленной учетной нормы площади жилого помещения (с учетом собственника жилого помещения Ионкиной О.В., зарегистрированного по указанному адресу ФИО46 а также самого Ляпина Д.С. его супруги и двух дочерей), а именно 7,37 кв.м. (44.2 кв.м./6), то административный истец обоснованно признан нуждающимся в жилом помещении, с составом семьи четыре человека, по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербург, даже с учетом выезда последнего из квартиры принадлежащей ФИО47 Между тем, признавая Ляпина ФИО48 членом семьи собственника жилого помещения, расположенного по адресу: <адрес> А, <адрес>, и уменьшая общую площадь предоставляемого жилого помещения на 29,47 кв.м., жилищный орган правомерно исходил из положений ст. 31 и ч. 7 ст. 57 Жилищного кодекса РФ.

Каких-либо препятствий для пользования административным истцом и членам его семьи жилым помещением по адресу: <адрес> А, <адрес>, в судебном заседании не установлено, поскольку заключенное соглашение с собственником жилого помещения не основано на вышеприведенных нормах Закона и не может служить основанием для утраты права пользования Ляпиным и членами его семьи указанным жилым помещением. ( А как же договор найма ?- АРЕНДЫ? )

Кроме того, проживание административного истца и его членов семьи в жилом помещении по адресу: <адрес> <адрес> <адрес>, по договору найма жилого помещения не ограничивает права члена семьи собственника жилого помещения в пользовании и проживании в жилом помещении, которое принадлежит матери супруги истца – ФИО50. Факт заключения договора найма жилого помещения указывает только лишь на реализацию административным истцом своих гражданских прав, в том числе на право заключения такого вида гражданско-правового договора, но не свидетельствует о необеспеченности Ляпина ФИО49 и членов его семьи жилым помещением в <адрес>.

Что же касается доводов Ляпина ФИО51 и его представителя о том, что его теща не проживала совместно с административным истцом, а также то, что Ляпин ФИО52. и ФИО53 с августа 2007 г. зарегистрированы при воинской части, а не в квартире ФИО54 то приведенные обстоятельства не являются юридически значимым для настоящего дела, поскольку согласно п. 2 ст. 288 ГК РФ собственник вправе использовать принадлежащее ему жилое помещение как для собственного проживания, так и для проживания членов своей семьи, в то время как по смыслу ст. 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» институт регистрационного учета по месту жительства и по месту пребывания носит

уведомительный характер.

Рассматривая требования административного истца в части оспаривания решения начальника отделения управления жилищного обеспечения от 29 января 2019 г. № 15/7 о внесении изменений в единый реестр военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, предоставляемых по договору социального найма, в части формы обеспечения административного истца жильем, суд исходит из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Согласно ст.15.1 названного Федерального закона норма предоставления площади жилого помещения, предоставляемого в соответствии с настоящим Федеральным законом в собственность бесплатно или по договору социального найма, составляет 18 кв. м. общей площади жилого помещения на одного человека.

Как установлено в судебном заседании Ляпин ФИО55 и члены его семьи обоснованно приняты на учет нуждающихся в жилых помещениях (избранное место жительства ФИО56), с учетом ограничений по определению общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма, в размере 29,47 кв.м.

Таким образом, Ляпин ФИО57 на состав семьи в количестве 4 человека вправе претендовать на жилое помещение общей площадью не менее 42,53 кв.м. (18×4 =72кв.м., при этом 72 кв.м. – 29,47 кв.м = 42,53 кв.м.).

Извещением от 10 января 2019 г. № 364792 Ляпину ФИО58 на состав семьи 4 человек распределено жилое помещение в виде отдельной двухкомнатной квартиры общей площадью 50,40 кв.м по адресу: Россия, <адрес>, <адрес> <адрес>, на которую оформлено право собственности Российской Федерации.

Как видно из корешка № 2 к извещению № 364792, Ляпин Д.С. 14 января 2019 г. указал, что отказывается от распределенного жилого помещения по причине ее не соответствия нормы предоставления общей площади жилого помещения на состав его семьи, при этом из пояснений административного истца следует, что данное основание является единственной причиной отказа от распределенного жилого помещения по избранному месту жительства.

Согласно п. 19 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, признанным нуждающимися в жилых помещениях, отказавшимся от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному месту жительства, которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, предоставляется жилищная субсидия.

Из п. 12 и 13 Инструкции о предоставлении военнослужащим-гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной приказом Минобороны РФ от 30 сентября 2010 г. № 1280, следует, что не позднее чем через десять рабочих дней с даты поступления в уполномоченный орган сведений о жилых помещениях, которые могут быть распределены, уполномоченный орган вручает под расписку или иным способом, свидетельствующим о факте и дате его получения, военнослужащим, принятым на учет нуждающихся в жилых помещениях, извещения о распределении жилых помещений по рекомендуемому образцу. При несогласии военнослужащих с предоставлением распределенных жилых помещений они в пятидневный срок с даты получения извещения направляют в уполномоченный орган отказ от предоставления распределенных жилых помещений, оформленный в корешке № 2 к извещению о распределении жилого помещения.

Поскольку судом установлено, что административному истцу в установленном вышеприведённой Инструкцией порядке распределено жилое помещение в избранном им месте жительства, которое соответствовало требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, о чем Ляпину ФИО59 было вручено соответствующее извещение от 10 января 2019 г. № 364792, после чего последний от этого жилья отказался, то начальник отделения управления жилищного обеспечения пришел к обоснованному выводу о необходимости изменения истцу формы обеспечения жильем на жилищную субсидию.

Руководствуясь статьями 175 — 180 и 227 КАС РФ, военный суд

решил:

В удовлетворении административного искового заявления военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Ляпина ФИО20 об оспаривании решений начальника отделения (территориальное, г. Волгоград) федерального государственного казенного учреждения «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации, связанных с порядком принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, а также о внесении изменений в единый реестр военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, в части формы обеспечения административного истца жильем, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда, через Волгоградский гарнизонный военный суд, в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий                                                                                  И.Н. Безгуб

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-566/2019

5 июня 2019 г. г. Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе:

председательствующего Потапченко И.Н.,

судей Гришина С.В. и Коробенко Э.В.,

при секретаре судебного заседания Григорьевой Д.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца на решение Волгоградского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2019 г., которым отказано в удовлетворении заявленных требований военнослужащего войсковой части № прапорщика Ляпина Дмитрия Сергеевича об оспаривании решений начальника отделения (территориальное, г.Волгоград) Федерального государственного казенного учреждения «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации (далее – управление жилищного обеспечения), связанных с порядком принятия административного истца на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, а также о внесении изменений в единый реестр военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, в части формы обеспечения жильем.

Заслушав доклад судьи Гришина С.В., изложившего обстоятельства дела, содержание решения суда, доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, объяснения административного истца Ляпина Д.С. и его представителя Лукинова А.В., а также заинтересованного лица Ляпиной И.С. в обоснование апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Ляпин Д.С., заключивший первый контракт после 1998 года, проходит военную службу в войсковой части №, его общая продолжительность военной службы составляет более 20 лет.

Решением начальника отделения жилищного обеспечения от 26 декабря 2018 г. № 15/88 Ляпин Д.С. и члены его семьи (супруга и дети 2010 и 2011 годов рождения) приняты на учет нуждающихся в жилых помещениях для постоянного проживания по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге.

В данном решении указано на необходимость уменьшения общей площади в распределяемом истцу жилом помещении, поскольку истец с семьей являются членами семьи собственника жилого помещения и имеют право пользования квартирой № 52, расположенной по адресу: <адрес>, принадлежащей на праве собственности матери супруги истца – ИонкинойО.В.

При этом произведен расчет нуждаемости исходя из норматива общей площади жилого помещения 44,2 кв.м. на семью из шести человек (он, супруга, двое <данные изъяты> детей, а также родители супруги — Ионкина О.В. и Ионкин С.А.) с уменьшением на 29,47 кв.м., приходящихся в квартире на него, его супругу и двоих детей (7,37 кв.м. на каждого члена семьи).

Согласно извещению от 10 января 2019 г. № 364792 Ляпину Д.С. на состав семьи четыре человека распределена двухкомнатная квартира № № общей площадью 50,4 кв.м. (с учетом вычтенной площади жилого помещения), по адресу: <адрес>

14 января 2019 г. Ляпин Д.С. отказался от распределенного ему жилого помещения на том основании, что оно не соответствует норме предоставления жилья, поскольку на состав его семьи необходимо предоставить жилье площадью не менее 72кв.м.

24 января 2019 г. начальником отделения жилищного обеспечения принято решение № 15/7 об изменении способа обеспечения истца жилым помещением на предоставление жилищной субсидии.

Ляпин Д.С. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором оспорил указанные решения, просил обязать жилищный орган их отменить и предоставить жилое помещение в избранном месте жительства без уменьшения норматива общей площади жилья, а также отменить внесенные в единый реестр военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, изменения относительно предоставления ему жилищной субсидии.

Решением суда в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении заявленных требований. Ссылаясь на нормы действующего законодательства, регулирующие спорные правоотношения, автор жалобы считает ошибочным вывод суда о том, что он и его семья являются членами семьи собственника жилого помещения – Ионкиной О.В., поскольку в ее квартире они проживали с 2013 года на основании договоров найма и выехали после предоставления ему в декабре 2018 года служебного жилого помещения. При этом родители супруги совместно с ними не проживали. Автор жалобы также считает, что оснований для замены формы обеспечения жилым помещением на предоставление жилищной субсидии не имелось, поскольку от распределенной в г. Санкт-Петербурге квартиры он отказался в виду ее несоответствия норме предоставления жилого помещения.

В возражениях начальник отделения управления жилищного обеспечения просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу административного истца – без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе и возражениях на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более предоставляется в том числе жилищная субсидия для приобретения жилья по избранному постоянному месту жительства в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными ст.15.1 настоящего Федерального закона.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «Опрактике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», гарантированное ст.15 вышеназванного закона право военнослужащих и членов их семей на обеспечение жилыми помещениями в форме предоставления денежных средств за счет средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления жилых помещений должно реализовываться в порядке и на условиях, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами ЖК РФ и СК РФ.

В силу ч. 1 ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены данным Кодексом.

В силу частей 1 и 2 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Наряду с этим п. 2 ст. 288 ГК РФ предусмотрено, что собственник вправе использовать принадлежащее ему жилое помещение как для собственного проживания, так и для проживания членов своей семьи. При этом в соответствии с ч.1 ст. 292 ГК РФ член семьи собственника обладает правом пользования жилым помещением в период проживания в нем.

Как следует из разъяснений, данных в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» вопрос о признании лица членом семьи собственника жилого помещения судам следует разрешать с учетом положений ч.1 ст.31ЖКРФ, исходя из того, что членами семьи собственника жилого помещения являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Для признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки.

Данное разъяснение сделано применительно к ситуации наличия у собственника единственного жилого помещения для проживания. Вместе с тем гражданину на праве собственности могут принадлежать несколько жилых помещений, и проживать он может в любом из них, а не только в том жилом помещении, в котором проживают вселенные им в качестве членов семьи другие лица.

Из приведенных нормативных положений жилищного законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что членами семьи собственника жилого помещения могут являться не только проживающие совместно с ним его супруг, дети и родители. Членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны и другие родственники независимо от степени родства при условии, что они вселены в жилое помещение собственником в качестве членов его семьи. Проживание собственника отдельно, в ином жилом помещении, само по себе не опровергает факт вселения им в принадлежащее ему жилое помещение других лиц в качестве членов своей семьи.

В соответствии с п. 19 ст. 15 Федерального закона «Остатусе военнослужащих» военнослужащим, отказавшимся от предложенного жилого помещения, расположенного по избранному месту жительства, которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, предоставляется жилищная субсидия.

Правила расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим — гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» (далее – Правила), утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2014 г. № 76.

В силу п. 4 названных Правил норматив общей площади жилого помещения уменьшается на общую площадь жилых помещений, на которую в результате совершенных военнослужащим и (или) членами его семьи действий и гражданско-правовых сделок уменьшился размер занимаемых (имеющихся) жилых помещений или в отношении которой произведено отчуждение. Такое уменьшение производится в течение 5 лет со дня совершения указанных действий или гражданско-правовых сделок.

Данная норма корреспондирует ч. 8 ст. 57 ЖК РФ, содержащей аналогичные положения.

Из материалов дела видно, что с августа 2007 года истец и его супруга зарегистрированы при войсковой части №, но при этом с июня 2013 года и до предоставления в декабре 2018 года служебного жилого помещения они вместе с детьми были вселены и проживали в жилом помещении, расположенном по адресу: <адрес>, принадлежащем на праве собственности матери супруги истца – ИонкинойО.В. В указанном жилом помещении также зарегистрирован по месту жительства супруг собственника жилого помещения – Ионкин С.А. Согласно свидетельству о праве собственности от 29 июня 2010 г. общая площадь указанной квартиры составляет 44,2 кв.м.

Таким образом, гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о том, что вселившись в принадлежащее матери супруги истца жилое помещение, Ляпин Д.С. со своей семьей применительно к жилищным правоотношениям стали членами семьи собственника этого жилого помещения – Ионкиной О.В. и приобрели с ней равные права пользования указанной квартирой.

То обстоятельство, что между собственником и истцом ежегодно заключались договоры найма жилого помещения, не влияет на правильность вывода суда первой инстанции, поскольку этими договорами определялся порядок пользования жилым помещением, что не противоречит положениям ч.2 ст. 31 ЖК РФ.

Вопреки мнению автора жалобы, при установлении факта вселения ЛяпинаД.С. в качестве членов семьи собственника жилого помещения, отсутствие у него регистрации по месту жительства в данном жилом помещении определяющим обстоятельством не является.

При этом по делу установлено, что выезд из занимаемого жилого помещения в декабре 2018 года в служебную квартиру не носил вынужденного характера, поскольку в августе 2015 года, а также в мае и июне 2017года истцу предлагались по месту службы служебные жилые помещения общей площадью 54 кв.м., 53,2 кв.м., 71,6 кв.м. от которых он отказывался в связи с их отдаленностью от нахождения образовательных учреждений или несоответствием норме предоставления, которая в соответствии с ч.1 ст.106ЖКРФ составляет не менее шести квадратных метров жилой площади на одного человека, то есть по надуманным основаниям.

Поэтому, руководствуясь требованием ч. 8 ст. 57 ЖК РФ, гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о том, что решение начальника отделения управления жилищного обеспечения от 26декабря 2018г. №15/88, определившего уровень обеспеченности семьи истца жильем за вычетом суммарной общей площади жилья, приходящейся на него и членов его семьи в жилом помещении, принадлежащем Ионкиной О.В., является законным и обоснованным.

Последующий отказ истца от предоставленной квартиры, расположенной в г.Санкт-Петербурге, общей площадью жилого помещения 50,4 кв.м., повлек необходимость применения положений п. 19 ст. 15 Федерального закона «Остатусе военнослужащих» и принятия начальником отделения управления жилищного обеспечения обоснованного решения об изменении способа обеспечения истца жилым помещением в форме предоставления жилищной субсидии.

Таким образом, доводы истца о незаконности принятых жилищным органом решений своего подтверждения не нашли, а иное толкование истцом норм материального права не может повлиять на отмену оспариваемого судебного постановления.

Учитывая изложенное, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 309 и 311 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Волгоградского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2019г. по административному исковому заявлению Ляпина Дмитрия Сергеевича оставить без изменения, а апелляционную жалобу административного истца – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

Нарушение статьи 1 Протокола № 1 (защита собственности) Европейской конвенции

Дополнительный протокол к Европейской Конвенции

Статья 1

Защита собственности

Подписанная в 1950 году Европейская Конвенция направлена главным образом на защиту прав личности и не включала положения о защите собственности. Данный пробел был устранен принятием Дополнительного протокола, первая статья которого посвящена защите собственности и включает три особых принципа:

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности»

Первое положение статьи 1 фиксирует общий принцип беспрепятственного пользования своим имуществом, запрещает его отчуждение, вмешательство и контроль за его использованием.

IIНикто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Второе предложение статьи 1 закрепляет ограничения права на защиту собственности, то есть условия, на основании которых лицо может быть лишено имущества.

IIIПредыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

Третье положение содержит признание за государством определенных прав в отношении собственности: право государства контролировать использование собственности, если это необходимо для защиты общих интересов или исполнения функций государства.

Понятие имущества

Понятие имущества, закрепленное Дополнительным протоколом к Конвенции, имеет автономный характер и не зависит от квалификации имущества во внутреннем праве государства. Таким образом, Протокол  № 1 защищает широкий спектр имущественных прав. Если государство в лице своих органов, должностных лиц необоснованно вмешивается в реализацию Вашего права беспрепятственного пользования имуществом, это может являться нарушением статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Виды имущества, подпадающие под защиту Конвенции

— имущество, которое уже существует на настоящий момент. При этом важно учесть, что, во-первых, лицо, обращающееся в Суд на нарушение своего права на уважение имущества, должно сначала доказать наличие у себя права собственности на данное имущество,  во-вторых, статья 1 Протокола № 1 не гарантирует право приобретать имущество;

— право требования: имущественный интерес в виде права требования подпадает под защиту Протокола № 1 только в том случае, если такое право закреплено государством или подтверждено устоявшейся судебной практикой. Право требования может выражаться также в виде привилегии, которой лицо лишилось из-за дискриминационных условий компенсационных выплат, например, невыплата пособий по социальному обеспечению, пенсий и т.д.

— возвращённое  имущество (возврат собственности): возможно в государствах, которые после ратификации Конвенции и Протокола № 1 приняли закон о полном или частичном возврате конфискованного при прежнем режиме имущества. Однако простое ожидание того, что действовавший ранее закон будет изменен, не является правомерным ожиданием с точки зрения статьи 1 Протокола № 1;

— будущие доходы: в случае, если они уже были заработаны, но не были выплачены, или когда требование об их выплате обладает исполнительной силой;

— клиентура: рассматривается как некоторый актив, то есть имущество для представителей либеральных профессий;

— лицензия на осуществление коммерческой деятельности, а также интересы, связанные с её использованием, считаются имуществом, поэтому отзыв лицензии может являться вмешательством в право на уважение собственности;

— интеллектуальная собственность, а также заявление на регистрацию торговой марки рассматриваются в качестве имущества;

— акции, которые обладают экономической ценностью;

— выплаты по социальному обеспечению, которые предусмотрены законодательством государства, то есть сама по себе статья 1 Протокола № 1 не обязывает государство осуществлять социальные выплаты. Однако, если государство предусматривает такие выплаты, то они порождают имущественный интерес.

Нарушение статьи 8 (Право на уважение частной и семейной жизни) Европейской Конвенции

Статья 8 Европейской Конвенции

Право на уважение частной и семейной жизни

1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

III Понятие «жилище» является автономным и вопрос о том, является ли помещение «жилищем» решается в зависимости от обстоятельств дела. Данное понятие может применяться к загородным домам, дачам, в головному офису фирмы, ее филиалам, рабочим помещениям компании, а также может применяться к нежилым помещениям. Конвенция охраняет от вмешательства в право на уважение жилища: умышленное разрушение жилища; выселение; обыски; сильное загрязнение окружающей среды, оказывающее прямое воздействие на жилище. Следует помнить, что некоторые вмешательства в право на жилище следует рассматривать в рамках статьи 1 Протокола № 1 (например, дела об экспроприации, вопросы арендной платы).

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *