Очередь на жилье при переводе и увольнении, внеочередное предоставление жилья

Превью статьи:

сборник решений судов : военнослужащим — гражданам , имеющим трех и более детей Решение № 2А-135/2020 2А-135/2020~М-126/2020 М-126/2020 от 19 мая 2020 г. по делу № 2А-135/2020 Владивостокский гарнизонный военный суд (Приморский край) — Гражданские и административные Согласно пп. 1 и 17 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих » государство гарантирует военнослужащим обеспечение их и членов их семей жилыми помещениями в форме предоставления денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений (жилищная субсидия) либо предоставления жилых помещений в порядке и на условиях, установленных этим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом военнослужащим и гражданам , уволенным с военной службы, признанным нуждающимися в жилых помещениях, имеющим трех и более детей , жилищная субсидия предоставляется вне очереди. Для разрешения заявленного спора юридически значимым является установление категорий лиц, подпадающих в силу закона под определение ребенка , при наличии которых родители – военнослужащие могут рассчитывать на получение от государства социальной гарантии в виде внеочередного обеспечения жильем, в том числе путем предоставления им жилищной субсидии. В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих » предусмотренные этим законом и другими федеральными законами социальные гарантии и компенсации распространяются как на военнослужащего , так и на членов его семьи, к которым в частности относятся супруга (супруг) военнослужащего , его несовершеннолетние дети , дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных организациях по очной форме обучения. Как следует из разъяснений, изложенных в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих » гарантированное статьей 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих » при решении вопроса о том, кого…

сборник решений судов : военнослужащим — гражданам , имеющим трех и более детей

Решение № 2А-135/2020 2А-135/2020~М-126/2020 М-126/2020 от 19 мая 2020 г. по делу № 2А-135/2020

Владивостокский гарнизонный военный суд (Приморский край) — Гражданские и административные

Согласно пп. 1 и 17 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих » государство гарантирует военнослужащим обеспечение их и членов их семей жилыми помещениями в форме предоставления денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений (жилищная субсидия) либо предоставления жилых помещений в порядке и на условиях, установленных этим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При этом военнослужащим и гражданам , уволенным с военной службы, признанным нуждающимися в жилых помещениях, имеющим трех и более детей , жилищная субсидия предоставляется вне очереди.

Для разрешения заявленного спора юридически значимым является установление категорий лиц, подпадающих в силу закона под определение ребенка , при наличии которых родители – военнослужащие могут рассчитывать на получение от государства социальной гарантии в виде внеочередного обеспечения жильем, в том числе путем предоставления им жилищной субсидии.

В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих » предусмотренные этим законом и другими федеральными законами социальные гарантии и компенсации распространяются как на военнослужащего , так и на членов его семьи, к которым в частности относятся супруга (супруг) военнослужащего , его несовершеннолетние дети дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных организациях по очной форме обучения.

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих » гарантированное статьей 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих » при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего , имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами ЖК РФ и СК РФ.

Так, согласно п. 1 ст. 54 СК РФ ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия).

Наряду с этим ст. 20 и 21 ГК РФ определено, что местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает и лишь местом жительства несовершеннолетних, не достигших возраста четырнадцати лет, или граждан , находящихся под опекой, признается место жительства их родителей, усыновителей или опекунов.

К тому же способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их ( гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия.

Конституция РФ, обеспечивая государственную поддержку и защиту семьи, материнства, отцовства и детства , а также устанавливая гарантии социальной защиты (ч. 2 ст. 7 и ч. 1 ст. 38), предписывает законодателю определить меры экономических, социальных, правовых гарантий соблюдения и реализации прав и свобод, обеспечивающих достойное существование, уровень и качество жизни семьи, включая детей и их родителей, а также механизмы и институты осуществления этих гарантий с учетом социально приемлемого уровня жизни и благосостояния граждан , финансовых, экономических и иных возможностей, имеющихся у государства.

Во исполнение данных требований законодатель в целях создания правовых и социально-экономических условий для реализации прав и законных интересов ребенка , признавая детство важным этапом жизни человека, исходя из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания в них высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности, в Федеральном законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» определил, что ребенком признается лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия).

Таким образом, анализ изложенных правовых норм указывает на то, что право на внеочередное обеспечение жильем военнослужащих имеющих трех и более детей , не носит абсолютного безусловного характера и находится в прямой зависимости не только от числа детей , но и от совокупности законодательно определенных условий, связанных с местом жительства этих детей , их возрастом, состоянием здоровья, положением в обществе и другими, имеющими значение обстоятельствами.

Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих » при рассмотрении исков (заявлений) военнослужащих , связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как нормами Федерального закона «О статусе военнослужащих «, так и нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ), принятыми в соответствии с ЖК РФ другими федеральными законами, а также изданными в соответствии с ними указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, принятыми законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих » военнослужащим — гражданам , проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Служебные жилые помещения предоставляются в населенных пунктах, в которых располагаются воинские части, а при отсутствии возможности предоставить служебные жилые помещения в указанных населенных пунктах — в других близлежащих населенных пунктах. При этом военнослужащим — гражданам , имеющим трех и более детей , служебные жилые помещения предоставляются во внеочередном порядке.

Определение от 19 августа 2014 г. по делу № 2-1126/2013

Верховный Суд Российской Федерации 

В силу статьи 40 (часть 3) Конституции Российской Федерации малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

На основании части первой статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 указанной статьи случаев.

Согласно пункту 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, при которых совместное проживание с ними в одной квартире невозможно, и указанных в перечне, утверждаемом уполномоченным Правительством Российской Федерации органом.

Таким образом, федеральный законодатель, действуя в пределах своих конституционных полномочий, установил такое правовое регулирование обеспечения нуждающихся в жилых помещениях граждан, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, при которых совместное проживание с ними в одной квартире невозможно, которое гарантирует предоставление им жилых помещений по договорам социального найма.

По смыслу статьи 49 (часть 3) Жилищного кодекса Российской Федерации, субъектам Российской Федерации предоставлено право устанавливать как иные, помимо указанных в Жилищном кодексе Российской Федерации категории граждан, подлежащих обеспечению жилыми помещениями по договорам социального найма из жилищного фонда субъектов Российской Федерации (например, военнослужащих ), так и иные основания признания их нуждающимися в жилых помещениях (например, обеспеченных общей площадью жилого помещения на одного члена семьи более учетной нормы), а также иной порядок предоставления таким гражданам жилых помещений по договору социального найма (например, первоочередной), нежели установленный Жилищным кодексом Российской Федерации (в порядке общей очереди и вне очереди ).

Между тем порядок обеспечения жилыми помещениями такой категории граждан, как граждане, страдающие тяжелыми формами хронических заболеваний, при которых совместное проживание с ними в одной квартире невозможно, указанных в перечне, утверждаемом уполномоченным Правительством Российской Федерации органом, уже установлен Жилищным кодексом Российской Федерации, а потому они не могут быть лишены права быть обеспеченными жилыми помещениями в том порядке, который гарантирован им федеральным законодателем.

Не учел суд апелляционной инстанции и того, что согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, если новое регулирование явно помешало проходившим в момент его принятия судебным разбирательствам, то оно представляет угрозу нарушения права на справедливое судебное разбирательство, закрепленного пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Постановление от 28 октября 1999 года по делу «Зелински (ЙеПпзк!) и Прадаль (РгасЫ) и Гонсалес (Оопгакг) и другие против Франции»). Как указал Европейский Суд по правам человека, если введение в действие закона в период рассмотрения дела делает дальнейшее продолжение разбирательства беспредметным, этим нарушается принцип равенства сторон, поскольку государство защищает одну из них (фактически же — само себя) с момента изменения законодательства; законодательное вмешательство, которое окончательно и с обратной силой предрешает рассмотрение споров по существу в судах, не может быть оправдано неотложными основаниями, представляющими общий интерес, и нарушает статью 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статью 1 Протокола N 1 к ней применительно к соответствующим имущественным отношениям (Постановления от 9 января 2007 года «Арнолен (АгпоНп) и другие и 24 других дела против Франции», «Обер (АиЪегт) и другие и 8 других дел против Франции» и др.).

Учитывая изложенное, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 29 октября 2013 г. нельзя признать отвечающим требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов Петрова А.П., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 29 октября 2013 г. подлежит отмене с оставлением в силе решения Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 27 февраля 2013 г.

 как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано (постановления от 16 декабря 1997 года № 20-П, от 24 мая 2001 года № 8-П, от 19 июня 2002 года № 11-П, от 23 апреля 2004 года № 9-П, Определение от 4 декабря 2003 года № 415-О и др.).

Применения данного принципа к официально установленным между гражданином и государством (и не подвергшимся к этому моменту каким – либо изменениям) отношениям по поводу оказания социальной поддержки означает недопустимость произвольного отказа государства от ранее принятых на себя социальных обязательств, в том числе по мотиву недостаточности финансовых средств.

Указанная позиция согласуется и с прецедентной практикой Европейского Суда по правам человека, чье толкование понятия «имущество» (содержащегося в статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод) предполагает распространение этого термина на обещанные гражданину со стороны государства меры социальной поддержки и социальные льготы, в том числе право на пенсию, выплаты и помощь в рамках системы социального обеспечения.

Как указал Европейский Суд по правам человека, национальные органы не могут отказать в социальной помощи, пока она предусмотрена законодательством (решения по делу «Миллер против Австрии» (1974 год), по делу «Гайгузус против Австрии» (1996 год), по делу «Стек и другие против Великобритании» (2006 год).

При толковании указанного принципа в решении по делу «Сук против Украины» (2011 год) Европейский Суд по правам человека подчеркнул, что отсутствие средств у государства не может быть основанием для несоблюдения своих социальных обязательств.

Позицию недопустимости для власти какого-либо государства ссылаться на недостаток денежных средств как причину невыплаты признанного этой властью долга занял Европейский Суд по правам человека и в решении по делу «Бурдов против Российской Федерации» (2002 год).

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции.

Из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов.

Принимая во внимание приведенные принципы и прецедентную практику Европейского Суда по правам человека, учитывая при этом, что Я в установленном порядке приобрел статус участника подпрограммы, предполагающей оказание мер социальной поддержки, сохранял указанный статус весь спорный период и была вправе рассчитывать на получение социальной выплаты , отсутствие достаточного финансирования не может стать препятствием к реализации предоставленного мне права.

Иное означало бы произвольный отказ государства от принятых социальных обязательств в условиях, когда признанное право и связанные с этим ожидания гражданина должны уважаться.

Видео: Внеочередное предоставление жилья многодетным.

Важные статьи сайта :

не выплачивают жилищную субсидиюНе выплачивают жилищную субсидию. Что делать? —- как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано (постановления от 16 декабря 1997 года № 20-П, от 24 мая 2001 года № 8-П, от 19 июня 2002 года № 11-П, от 23 апреля 2004 года № 9-П, Определение от 4 декабря 2003 года № 415-О и др.).

Применение данного принципа к официально установленным между гражданином и государством (и не подвергшимся к этому моменту каким – либо изменениям) отношениям по поводу оказания социальной поддержки означает недопустимость произвольного отказа государства от ранее принятых на себя социальных обязательств, в том числе по мотиву недостаточности финансовых средств.

1 Признание членом семьи — получение Субсидии на нового члена семьи

2Признание членом семьи , признание нуждающимся в жилье ДЕЛО БУБЛИКОВОЙ выиграно

3 Признание членом семьи, образцы исковых заявлений и решений СУДОВ

4 Признание ребенка членом семьи кратко рапорт — ответ — исковое

5 БИР и Дети. Дети, женщины военнослужащие. Женщины военнослужащие льготы, льготы семейным

6 Предоставили непригодное жильё

Видео:  Что положено при увольнении ч 5

Статья 15. Право на жилище

17. Денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений либо жилые помещения в соответствии с настоящим Федеральным законом вне очереди предоставляются военнослужащим-гражданам и гражданам, уволенным с военной службы, имеющим трех и более детей, а также военнослужащим-гражданам и гражданам, уволенным с военной службы, относящимся к иным категориям граждан, которым в соответствии с другими федеральными законами жилые помещения предоставляются вне очереди.

сборник решений судов по запросу: военнослужащим — гражданам , имеющим трех и более детей

Согласно пп. 1 и 17 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих » государство гарантирует военнослужащим обеспечение их и членов их семей жилыми помещениями в форме предоставления денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений (жилищная субсидия) либо предоставления жилых помещений в порядке и на условиях, установленных этим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При этом военнослужащим и гражданам , уволенным с военной службы, признанным нуждающимися в жилых помещениях, имеющим трех и более детей , жилищная субсидия предоставляется вне очереди.

Для разрешения заявленного спора юридически значимым является установление категорий лиц, подпадающих в силу закона под определение ребенка , при наличии которых родители – военнослужащие могут рассчитывать на получение от государства социальной гарантии в виде внеочередного обеспечения жильем, в том числе путем предоставления им жилищной субсидии.

В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих » предусмотренные этим законом и другими федеральными законами социальные гарантии и компенсации распространяются как на военнослужащего , так и на членов его семьи, к которым в частности относятся супруга (супруг) военнослужащего , его несовершеннолетние дети , дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных организациях по очной форме обучения.

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих » гарантированное статьей 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих » при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего , имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами ЖК РФ и СК РФ.

Так, согласно п. 1 ст. 54 СК РФ ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия).

Наряду с этим ст. 20 и 21 ГК РФ определено, что местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает и лишь местом жительства несовершеннолетних, не достигших возраста четырнадцати лет, или граждан , находящихся под опекой, признается место жительства их родителей, усыновителей или опекунов.

К тому же способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их ( гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия.

Конституция РФ, обеспечивая государственную поддержку и защиту семьи, материнства, отцовства и детства , а также устанавливая гарантии социальной защиты (ч. 2 ст. 7 и ч. 1 ст. 38), предписывает законодателю определить меры экономических, социальных, правовых гарантий соблюдения и реализации прав и свобод, обеспечивающих достойное существование, уровень и качество жизни семьи, включая детей и их родителей, а также механизмы и институты осуществления этих гарантий с учетом социально приемлемого уровня жизни и благосостояния граждан , финансовых, экономических и иных возможностей, имеющихся у государства.

Во исполнение данных требований законодатель в целях создания правовых и социально-экономических условий для реализации прав и законных интересов ребенка , признавая детство важным этапом жизни человека, исходя из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания в них высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности, в Федеральном законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» определил, что ребенком признается лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия).

Таким образом, анализ изложенных правовых норм указывает на то, что право на внеочередное обеспечение жильем военнослужащих , имеющих трех и более детей , не носит абсолютного безусловного характера и находится в прямой зависимости не только от числа детей , но и от совокупности законодательно определенных условий, связанных с местом жительства этих детей , их возрастом, состоянием здоровья, положением в обществе и другими, имеющими значение обстоятельствами.

В суде установлено, что на момент принятия жилищным органом в 2018 году решения о признании Семина В.Д. и членов его семьи, включая троих детей , нуждающимися в жилых помещениях, а также отказа в предоставлении ему жилищной субсидии вне очереди один из его сыновей 1997 года рождения достиг совершеннолетия и к категории лиц, перечисленных в п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих », не относился, то есть был способен своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Не утратил он такую способность и в настоящее время.

При таких данных факт наличия у административного истца остальных двоих несовершеннолетних детей сам по себе его право на получение жилищной субсидии вне очереди не предопределяет.

Видео:  Очередность на жилье при переводе ВНГ ПС ФСБ кассационная жалоба.
перевод — перевод-перевод-перевод —- и при увольнении опять послежним в очередь

предоставление жилых помещений , при всех равных условиях должно осуществляться в порядке очередности исходя из даты принятия военнослужащего на учёт нуждающихся в получении жилых помещений .

Согласно п. 2 ч. 1 ст.  в качестве нуждающихся в жилых помещениях»>56 ЖК РФ граждане снимаются с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях в случае утраты ими оснований, дающих им право на получение жилого помещения по договору социального найма.

ЖК РФ Статья 57. Предоставление жилых помещений по договорам социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях 

ЖК РФ Статья 57. Предоставление жилых помещений по договорам социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях

1. Жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет,

за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.2. Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются:1) гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат;2) утратил силу с 1 января 2013 года. — Федеральный закон от 29.02.2012 N 15-ФЗ;(см. текст в предыдущей редакции)

На каком законном основании военнослужащих ….. снимали с учета нуждающихся в жилом помещении воинских частей и, как следствие, с единого учета, при переводе к новому месту военной службы, в нарушение требований статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», устанавливающей признание военнослужащих нуждающимися в жилом помещении в порядке, утверждаемом Правительством, и пункта 14 Правил, в котором отсутствует указанное основание для снятия с учета, тем самым дискриминируя их по отношению к другим военнослужащим федеральных органов исполнительно власти, в которых федеральным законодательством предусмотрена военная служба.

В КАССАЦИОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

630091, г. Новосибирск, ул. Гоголя, д. 8

Тел.: (383) 201-16-90, 218-51-97

Административный истец:

Грибакин Игорь Николаевич,

проживающий по адресу: 299001, г. Севастополь, ул. Рабочая, д. 00, кв. 0,

мобильный телефон: +700000000,

адрес электронной почты: 0000000@list.ru

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Севастопольского гарнизонного военного суда по делу № 2а-572/2019 от 22 мая 2019 года, апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда № 33а-1032/2019 от 21 августа 2019 года, в связи с произвольным толкованием норм Федерального закона РФ от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих – граждан Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 г. № 512.

Я ФИО звание, проходил военную службу в …….. при увольнении по …….. был принят на учет нуждающихся в получении жилья в 10 раз — с присвоением очередного уже 10го номера в очереди ….. Хотя признан нуждающимся еще в далеком ….. году.

Нарушая статью ЖК РФ № 57. Предоставление жилых помещений по договорам социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях , которая говорит : » 1. Жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет,  …..» Выше указанные суды предложили мне встать в очередь заново, и потом ждать лимитов. А также признали законным манипуляции должностных лиц с бюджетными средствами путем «перемешивания» и «обновления» очереди на жилье.

В сформированном в 2018 году едином реестре Росгвардии меня приняли на учет нуждающихся в жилье только как поставленного на учет по последнему месту военной службы, в 2016 году, несмотря на то, что я законно был признан нуждающимся в жилье в 1996 году и получил право на обеспечение жильем на общих основаниях с 2001 года. За это время жильем меня так и не обеспечили, снимали с учета только воинских частей и вновь ставили на учет в связи с переводом к новому месту военной службы.( по служебной необходимости) Фактического разрыва в сроке нахождения на учете в ВВ МВД РФ/Росгвардии у меня нет.

Должностные лица Росгвардии, при внесении в Реестр ( нуждающихся) , фактически отменили более 20 лет моих законно признанных жилищными комиссиями в структурных подразделениях ВВ МВД РФ/Росгвардии нуждаемости в жилом помещении и нахождения на жилищном учете, оттеснив мою семью в единой очереди далеко назад и отдалив получение жилья на долгие годы.

В надежде на справедливое решение я подавал иск в Севастопольский гарнизонный военный суд и апелляционную жалобу в Северо-Кавказский окружной военный суд.

Однако, Севастопольский гарнизонный военный суд решением по делу № 2а-572/2019 от 22 мая 2019 г. отказал в удовлетворении моего иска, сославшись на то, что для военнослужащих Росгвардии ведомственный приказ МВД РФ вносит исключения в Постановление Правительства РФ и устанавливает особый порядок жилищного учета, не позволяющий сохранять дату признания нуждающимся в жилом помещении по предыдущему месту службы, в соответствии с которым действовала жилищная комиссия. При этом совершенно оставлена без внимания предписанная этим же приказом МВД РФ необходимость ведения соответствующим органом военного управления ВВ МВД РФ единого учета нуждающихся в жилье военнослужащих.

Северо-Кавказский окружной военный суд в своем апелляционном определении № 33а-1032/2019 от 21 августа 2019 г. поддержал решение суда первой инстанции, установив, что «административный истец на весь период военной службы подлежал обеспечению жильем для постоянного проживания по месту прохождения военной службы» и за весь период нуждаемости в жилье во время военной службы подвергался переводу в различные воинские части, дислоцируемые в различных населенных пунктах, сделав вывод: «оснований для нахождения его на учете в качестве нуждающегося с целью обеспечения жилым помещением по договору социального найма в населенном пункте, отличном от места прохождения службы не имелось», несмотря на то, что я и не просил оставить меня на учете в другом населенном пункте, а просил учесть в едином учете (Реестре) Росгвардии дату правомерного признания нуждающимся в жилье в 1996 году и получения права на постоянное жилье с 2001 года.

Таким образом, необеспечение меня, и членов моей семьи, постоянным жильем во время прохождения мною военной службы и последующий отказ учитывать дату принятия меня на жилищный учет по прежним местам военной службы, при решении вопроса о принятии на учет по новому месту службы и при внесении в Реестр, нарушает предоставление равного права на получение мер социальной поддержки, установленных законом в рамках системы жилищного обеспечения военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, в части признания жилищными комиссиями факта нуждаемости этих лиц в жилом помещении до фактического обеспечения их жилыми помещениями, независимо от места постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях, разъяснённое Конституционным Судом РФ (Постановление КС РФ от 05.06.2013 №12-П), а также нарушает общепризнанные принципы правовой определенности, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, допускает произвольный отказ государством от ранее принятых на себя социальных обязательств.

Обращаясь в Кассационный военный суд надеюсь на исправление судебных ошибок, по моему мнению, допущенных Севастопольским гарнизонным военным судом и Северо-Кавказским окружным военным судом при применении норм статьи 15 Федерального закона РФ от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих – граждан Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 г. № 512 «О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации и предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно», не принявшим во внимание разъяснения Конституционного Суда РФ, не применившим общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров РФ, разъяснённые для судов общей юрисдикции Верховным Судом РФ.

На основании вышеизложенного прошу:

1. Отменить решение Севастопольского гарнизонного военного суда по делу № 2а-572/2019 от 22 мая 2019 г.

2. Отменить апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда № 33а-1032/2019 от 21 августа 2019 г.

3. Направить дело на новое рассмотрение другим составом суда

Приложения:

1. Копия иска в Севастопольский гарнизонный военный суд.

2. Решение Севастопольского гарнизонного военного суда по делу № 2а-572/2019 от 22 мая 2019 г.

3. Копия решения Севастопольского гарнизонного военного суда по делу № 2а-572/2019 от 22 мая 2019 г.

4. Копия апелляционной жалобы в Северо-Кавказский окружной военный суд.

5. Апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда № 33а-1032/2019 от 21 августа 2019 г.

В гарнизонный военный суд

Административный истец:

Гришин Иван Николаевич

Административные ответчики:

руководитель Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия),

командир войсковой части 1111

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, Гришин Иван Николаевич, проходил военную службу во внутренних войсках МВД СССР и России (далее – ВВ МВД РФ), войсках национальной гвардии (далее – ВНГ РФ) Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (далее – ФСВНГ РФ, Росгвардия) с 1989 года и уволен в запас Вооруженных сил Российской Федерации (ВС РФ) в 2018 году, имея календарную выслугу более 28 лет. Ветеран боевых действий, ветеран военной службы, имею государственные награды. В установленном порядке законно признан нуждающимся в жилом помещении с 1996 года и состою на жилищном учете в войсковой части 1111 ВНГ РФ. Приложения №№ 1-3.

Состою на воинском учете в Военном комиссариате г. Евска.

Состою на пенсионном обеспечении в отделении пенсионного обслуживания УМВД РФ по г. Евску. Со дня увольнения с военной службы незаконно не получаю денежную компенсацию за наем жилого помещения, не имея не служебного не постоянного жилья, являясь вместе с семьей, фактически, бездомным. Деньги за квартиру в сумме 24 тысячи рублей ежемесячно оплачиваю за счет получаемой пенсии и на оставшиеся деньги не имею возможности полноценно обеспечивать семью, вести домашнее хозяйство, оплачивать всестороннее развитие детей.

По окончании военного училища 00.00.1996 г., проходил военную службу офицером в:

войсковой части 2222 ВВ МВД РФ (с 00.00.0000 г. по 00.00.0000 г.);

войсковой части 4444 ВВ МВД РФ (с 00.00.0000 г. по 00.00.0000 г.);

Общевойсковой академии ВС РФ (с 00.00.0000 г. по 00.00.0000 г.);

войсковой части 3333 ВВ МВД РФ (с 00.00.0000 г. по 00.00.0000 г.);

войсковой части 1111 ВНГ РФ (с 00.00.0000 г. по 00.00.0000 г.).

Отображено в послужном списке (приложение №4).

05.08.1996 г. мною в войсковой части 2222 ВВ МВД РФ установленным порядком был подан рапорт о признании нуждающимся в жилом помещении (приложение №5). Жилищно-бытовой комиссией (далее – ЖБК) войсковой части 2222 ВВ МВД РФ было принято решение о признании меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении и постановке на учет нуждающихся в жилом помещении воинской части с 00.00.1996 года (приложения №№ 6,7),последующим заведением карточки учета жилых помещений, предоставляемых военнослужащему (далее – Карточка учета), внесением содержащейся в ней информации в автоматизированную систему учета нуждающихся в жилых помещениях в Управлении расквартирования и строительства тыла Главного командования внутренних войск МВД России (далее – УРиС тыла ГКВВ МВД РФ), на основании требований Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми

помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 г. N 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России» (далее – Инструкция).

За время военной службы в войсковой части 2222 мне были выданы две Карточки учета (приложения №№ 8,9), содержащие данные:

1. «Дата постановки на жилищный учет – 00.00.1996, категория нуждающегося в жилье – в собственность, дата снятия с жилищного учета – 00.00.09, основания для снятия с учета – перевод».

2. «Дата постановки на жилищный учет – 00.00.1996, категория нуждающегося в жилье – служебное, дата снятия с жилищного учета – 00.00.2013, основания для снятия с жилищного учета – Перевод к новому месту службы».

Как видно из Карточек учета: «дата снятия с жилищного учета» и «основания для снятия с жилищного учета» не соответствуют дате перевода из войсковой части 2222, отображенной в послужном списке (приложение №4), а «категория нуждающегося в жилье» карточки №2 – разъяснению в сообщении командира войсковой части 2222 от 00.00.0000 г. №000/0-Г-0 (приложение №11), полученном в ответ на мое обращение по вопросам моего жилищного обеспечения, направленное 00.00.2018 г. (приложение №10).

Таким образом, на учете нуждающихся в жилом помещении войсковой части 2222 я находился с 00.00.1996 г. по 00.00.2013 г., в этот период я проходил военную службу в в/ч 2222, в/ч 4444, Общевойсковой академии ВС РФ, в/ч 3333. Право на обеспечение жилым помещением на общих основаниях получил с 00.00.2001 г. Постоянным жилым помещением обеспечен не был, был исключен с учета очередников воинской части: согласно записи в Карточке учета – в связи с «переводом к новому месту службы»; согласно решения ЖК – в связи со сменой места жительства. Статуса нуждающегося в жилом помещении лишен не был. Решения ЖБК/ЖК о предоставлении жилых помещений, постановке на учет и снятии с учета в период военной службы не доводились, выписки из решений на руки не выдавались.

На мой повторный запрос, 00.00.2019 г. из в/ч 2222 получил документы (приложение №35):

выписку из протокола заседания ЖБК в/ч 2222 ВВ МВД РФ №0 от 00.00.2008 г.;

выписку из протокола заседания ЖБК в/ч 2222 ВВ МВД РФ №0 от 00.00.2009 г.;

выписку из протокола заседания ЖК в/ч 2222 ВВ МВД РФ №0 от 00.00.2013 г.;

содержанием которых подтверждается сообщение командира в/ч 2222 ВНГ РФ от 00.00.0019 г. №000/0-Г-0 (приложение 11) о том, что мне были распределены жилые помещения по договору найма служебного жилого помещения, которые я сдал установленным порядком в воинскую часть, и что я был исключен из списков очередников войсковой части 2222, «в связи с выездом на новое место жительства в другое муниципальное образование», но без указания даты исключения.

На учете нуждающихся в жилом помещении войсковой части 4444 не состоял, ввиду нахождения на жилищном учете войсковой части 2222. Карточку учета прилагаю (приложение №12).

00.00.2013 г., в связи с переводом к новому месту военной службы, мною в войсковой части 3333 установленным порядком был подан рапорт о постановке на жилищный учет воинской части (приложение №13). Карточки учета, выданные по предыдущим местам военной службы, сдал установленным порядком в жилищную комиссию (далее – ЖК). Решением ЖК я был поставлен на учет нуждающихся в жилом помещении воинской

части с 00.00.2013 г. (приложение №14), с последующим заведением новой Карточки учета, выданной мне и содержащей данные: «Количество членов семьи – 4, дата постановки на жилищный учет – 00.00.2013 г., категория нуждающегося в жилье – 1 категория для постоянного, дата снятия с жилищного учета – 00.00.2015, основания для снятия с учета – перевод к новому месту службы» (содержится в жилищном деле в/ч 1111, приложение №15) и внесением содержащейся в ней информации в автоматизированную систему учета нуждающихся в жилых помещениях в УРиС тыла ГКВВ МВД РФ.

00.00.2014 г., на основании уведомления из УРиС тыла ГКВВ МВД РФ о вступлении в силу постановления Правительства РФ от 3 февраля 2014 г. N 76 «Об утверждении Правил расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим – гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих»», подал установленным порядком рапорт об изменении формы обеспечения жилым помещением на жилищную субсидию для приобретения или строительства жилого помещения (далее – жилищная субсидия) (приложение №16). Мне было сообщено, что рапорт рассмотрен, принято положительное решение, направлены доклады в вышестоящий орган управления (приложение №17). Выписку из решения ЖК на руки не выдали, сославшись на ее наличие в жилищном деле.

Таким образом, на учет нуждающихся в жилом помещении в/ч 3333 я был принят раньше, чем снят с учета в/ч 2222.О факте, дате, основании снятия с учета нуждающихся в жилом помещении в/ч 3333 в период военной службы в решениях ЖК не доводилось, выписки из решений ЖК на руки не выдавались. На дату исключения из списков войсковой части 3333 постоянным жилым помещением обеспечен не был.

При подготовке к защите своих нарушенных прав на жилище, мною были направлены обращения к командиру войсковой части 3333 по вопросам моего жилищного обеспечения:

от 00.00.2018 г. (приложение №18) – получен ответ в сообщении от 00.00.2018 г. №0000/00-0000 (приложение №20), отправленный, согласно штемпеля на конверте, 00.00.2019 года, в нарушение срока рассмотрения письменного обращения;

от 00.00.2019 г. (приложение №19) – получен ответ в сообщении от 00.00.2019 г. №0000/00-000 (приложение №36), отправленный, согласно штемпеля на конверте, 00.00.2019 года, в нарушение срока рассмотрения письменного обращения.

00.00.2016 г., в связи с переводом к новому месту военной службы, мною в войсковой части 1111 установленным порядком был подан рапорт (заявление) о постановке на жилищный учет воинской части в форме обеспечения жилым помещением жилищная субсидия (в связи с тем, что данная форма обеспечения была избрана мною по предыдущему месту военной службы) (содержится в жилищном деле). Карточки учета, выданные по предыдущим местам военной службы, были сданы в ЖК установленным порядком в приложении к рапорту о постановке на жилищный учет. Решением ЖК я был поставлен на учет нуждающихся в жилом помещении в форме обеспечения жилищная субсидия, копия решения выдана мне на руки (приложение №21), при этом не были приложены заверенные уполномоченным органом копии рассмотренных документов, не была заведена Карточка учета или не было продолжено ведение Карточки учета, заведенной по предыдущему месту военной службы, не была определена дата признания меня нуждающимся в жилом помещении в федеральном органе исполнительной власти, о чем мною неоднократно сообщалось в ЖК и командованию воинской части (приложения №22,24). Была ли передана достоверная информация, содержащаяся в представленных

Карточках учета (копиях), в автоматизированную систему учета нуждающихся в жилых помещениях в УРиС тыла ГКВВ МВД РФ (с 5 апреля 2016 года — Департамента строительства Росгвардии (далее – ДС ФСВНГ РФ)), и устранены указанные мною недостатки в ведении жилищного учёта, из воинской части мне не сообщают. Копии ответов из войсковой части 1111 прилагаю (приложения №23,25).

После исключения из списков воинской части и оставления в списках нуждающихся в жилом помещении войсковой части 1111, я неоднократно задавал вопросы о порядке и времени обеспечения жилым помещением, законности задержки в обеспечении жилым помещением, выявленных нарушениях в ведении учета нуждающихся в жилом помещении в воинской части, законности отказа в выплате компенсации за поднаем жилого помещения всем, от командования воинской части, до директора Росгвардии, Президента Российской Федерации, Председателя Правительства Российской Федерации, в Государственную Думу Российской Федерации, Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

00.00.2018 г. из ДС ФСВНГ РФ на мое обращение на имя депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Иванова И.И. получил ответ в сообщении № 0/00000000000, подписанном начальником управления жилищной политики и имущественных отношений ДС ФСВНГ РФ М.М. Хххххххх (приложение №26), где мне впервые сообщили:

«На основании представляемых в ДС Росгвардии данных из подразделений войск национальной гвардии Российской Федерации, ежемесячно формируется Реестр военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении в войсках национальной гвардии Российской Федерации (далее – Реестр). По состоянию на 00 ноября 2018 г. Ваш порядковый номер согласно Реестра – 0000»;

«Предоставление жилищной субсидии будет осуществляться незамедлительно на основании указанного Реестра по дате принятия военнослужащего на учет, в зависимости от наличия внеочередного права и будет выплачена Вам по мере выделения лимитов бюджетных ассигнований на указанные цели».

Из данных, содержащихся на моей личной странице Реестра: «подразделение – 1111, дата принятия на учет – 00.00.2016 г., вид обеспечения – жилищная субсидия». Приложение № 27.

Из сообщения ДС ФСВНГ РФ следует, что именно на основании данных, поданных из войсковой части 1111, в ДС ФСВНГ РФ установили мою очередность в обеспечении жилым помещением в Росгвардии и внесли в Реестр.

00.00.2019 г., в направленном на имя командира войсковой части 1111 ВНГ РФ письменном заявлении (приложение №24) сообщил, что в соответствии с уведомлением из ДС ФСВНГ РФ, переданной из воинской части возможно недостоверной, либо неполной информации о дате признания меня нуждающимся в жилом помещении, неправомерно определен мой порядковый номер в Реестре, а следовательно и очередность получения жилого помещения, как военнослужащего, заключившего первый контракт до 1 января 1998 года, признанного нуждающимся в жилом помещении 00.00.1996 года, чем нарушено мое право на жилище.

В ответе на мое заявление от 00.00.2019 г. командир войсковой части 1111 сообщил (приложение №25): «Протоколом заседания жилищной комиссии войсковой части 1111 от 00.00.2016 г. №00 Вы с членами семьи, признаны нуждающимися в жилом помещении для

постоянного проживания, и подлежите обеспечению жилищной субсидией для приобретения или строительства жилого помещения с 00.00.2016 г. в соответствии со статьей 15 Федерального закона РФ от 27.05.1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее – ФЗ-76), но так и не ответил, почему оставлена без внимания информация, предоставленная мной и имеющаяся в предоставленных в ЖК документах, о признании меня нуждающимся в жилом помещении 00.00.1996 года и не представлена достоверная информация в автоматизированную систему учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, в ДС ФСВНГ РФ.

Из протокола заседания жилищной комиссии войсковой части 1111 №00 от 00.00.2016 г. (приложение №21):

«По первому вопросу: 1.1. Рассмотрели: заявление Гришина Ивана Николаевича о постановке на жилищный учет в качестве нуждающегося в жилом помещении для постоянного проживания»;

«Постановили: В связи с принятием Федерального закона от 28.12.2013 г. №405-ФЗ «О внесении изменений в № 76-ФЗ от 27.05.1998 г. «О статусе военнослужащего», в соответствии с п.п. 3, п. 1 ст. 15 «Федерального закона о статусе военнослужащих» № 76 от 27.05.1998 г., руководствуясь пунктом 1 Порядка предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения военнослужащим внутренних войск МВД России, утвержденного приказом МВД России от 19 ноября 2014 г. №1046, учитывать семью подполковника Гришина Ивана Николаевича, как подлежащую обеспечению жилым помещением в форме предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения».

Из решения следует, что ЖК войсковой части 1111 ВНГ РФ учла меня, и членов моей семьи, как подлежащих обеспечению жилищной субсидией. При этом я продолжал оставаться на учете нуждающихся в жилом помещении в/ч 3333 еще на протяжении 2 лет и 3 месяцев, и должностных лиц, ведущих единый учет в ДС ФСВНГ РФ, не смутило это обстоятельство, несмотря на мои неоднократные заявления с целью: убедить помощника начальника КЭС в/ч 1111 отправить запросы для проверки моей истории признания и нахождения на учете нуждающихся в жилом помещении и произвести объективный доклад в вышестоящий орган военного управления с предоставлением им заполненной Карточки учета, согласно требований пункта 34 Инструкции; уведомить ДС ФСВНГ РФ о нарушениях жилищного учета в/ч 1111.

00.00.2019 г. в направленном на имя Директора ФСВНГ РФ и командира войсковой части 1111 ВНГ РФ письменном заявлении (приложение №32) я требую, на основании приведенных нормативных правовых актов, представленных мною информации и документов, подтверждающих признание меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении в ВВ МВД РФ/Росгвардии с 00.00.1996 года, во исполнение основных целей существования уполномоченных органов жилищного обеспечения федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, и обязанностей командиров по реализации мер правовой

и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, учесть меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении для постановки в Реестр с 00.00.1996 года и получившими право на обеспечение постоянным жилым помещением с 00.00.2001 года.

В ответ на мое заявление от 00.00.2019 г. получил сообщение из ДС ФСВНГ РФ от 00.00.2019 г. №0-00-000000 (приложение №33), где врио начальника управления жилищной политики и имущественных отношений С.В. Ххххххххх ссылаясь на ранее данное мне разъяснение от 00.00.2019 г. №0-00-000000 (приложение №34), сообщил, что

решением ЖК войсковой части 1111 ВНГ РФ, оформленным протоколом от 00.00.2016 г. №0 (приложение №21), я признан нуждающимся в жилом помещении для постоянного проживания с 00.00.2016 г.

На основании требований нормативных правовых актов по вопросам жилищного обеспечения военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы и членов их семей, представленной выше информации, моих доводов:

Статьей 15 ФЗ-76 определены формы и порядок реализации военнослужащими конституционного права на жилище. В частности, данной нормой предусмотрено, что военнослужащие признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации, в порядке, утверждаемом Правительством Российской Федерации.

Правилами признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих – граждан Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 г. № 512 «О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих – граждан Российской Федерации и предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно» (далее – Правила), и Инструкцией определены порядок и условия признания военнослужащих ВВ МВД РФ/Росгвардии нуждающимися в жилом помещении.

Учет меня, как нуждающегося в жилом помещении, производился как в воинских частях по месту прохождения мною военной службы, так и в УРиС тыла ГКВВ МВД РФ/ДС ФСВНГ РФ:

На основании: пунктов 15, 28, 31-35 Инструкции, учет военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий, возложен на УРиС тыла ГКВВ МВД РФ и квартирно-эксплуатационные службы подразделений ВВ МВД РФ; пунктов 34, 36, – ведется в Карточках учета жилых помещений военнослужащего и автоматизированной системе учета нуждающихся в жилых помещениях, как минимум с даты утверждения Инструкции (12.02.2010 г.).

На основании пункта 8 Правил, уполномоченные органы ведут списки нуждающихся в жилых помещениях, вносят в них данные о военнослужащих, принятых на учет, и членах их семей и на основании этих списков ведут реестр военнослужащих, состоящих на учете, и членов их семей, – в Реестре военнослужащих, как минимум с даты утверждения Правил (29.06.2011 г.).

Я был законно признан нуждающимся в жилом помещении 00.00.1996 г. и, согласно первоначальной редакции статьи 15 ФЗ-76, получил право на обеспечение жилым помещением 00.00.2001 года. Должностные лица войсковой части 2222, где в это время я находился на жилищном учете, были ответственны за передачу первоначальной достоверной информации об учете меня, как нуждающегося в жилом помещении, в УРиС тыла ГКВВ МВД РФ.

На основании пункта 14 Правил, «Военнослужащие (граждане, уволенные с военной службы) состоят на учете: а) до предоставления им жилых помещений или до выявления предусмотренных пунктами 1, 2 и 4 — 6 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса

Российской Федерации оснований для снятия их с учета», я не мог быть снят с жилищного учета в связи с выездом на место жительства в другое муниципальное образование, мог быть снят с жилищного учета в воинских частях, в связи с исключением из списков воинской части при переводе к новому месту службы, но не с учета УРиС тыла ГКВВ МВД РФ, как органа военного управления ВВ МВД РФ, осуществляющего единый учет.

На основании пункта 11 Указа Президента РФ от 5 апреля 2016 г. № 157 «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации» ФСВНГ РФ является правопреемником МВД РФ в отношении передаваемых ей органов управления, объединений, соединений, воинских частей, военных образовательных организаций высшего образования и иных организаций ВВ МВД РФ, а следовательно ДС ФСВНГ РФ является правопреемником УРиС тыла ГКВВ МВД РФ, как орган военного управления ответственный за ведение единого учета нуждающихся в жилом помещении военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, после образования Росгвардии.

Согласно информации, содержащейся в приложении к распоряжению ФСВНГ РФ от 00.00.2018 г. № 0/000-Р (приложение №28), в Росгвардии признали несовершенство норм Инструкции, которая не позволяет правомерно обеспечить жильем военнослужащих Росгвардии, соблюдая очерёдность, исходя из даты признания нуждающимся в жилом помещении:

«Применение норм указанного приказа позволяло обеспечить жильем военнослужащего (сотрудника) одной воинской части (организации) вставшего на жилищный учет позже военнослужащего (сотрудника) другой воинской части (организации)»;

«С целью соблюдения социальной справедливости при распределении жилых помещений (денежных средств) в соответствии с требованиями приказа Росгвардии от 26 июня 2018 г. № 000 «Об объявлении решения коллегии Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации от 18 мая 2018 г. №1кр/1» создан единый автоматизированный учет личного состава войск национальной гвардии Российской Федерации, нуждающегося в жилых помещениях, либо в получении единовременной социальной выплаты, на основании которого сформирован реестр»,

при этом не упоминается, что в ВВ МВД РФ уже существовала автоматизированная система учета нуждающихся в жилых помещениях, предусмотренная Инструкцией, и все данные содержащиеся в ней и ведущиеся в УРиС тыла ГКВВ МВД РФ, после образования Росгвардии, должны были быть сохранены и приняты за основу для учета военнослужащих, состоящих на жилищном учете, в ДС ФСВНГ РФ, как правопреемнике УРиС тыла ГКВВ МВД РФ, на основании требований пункта 11 Указа Президента №157, а так же не указывается причина, по которой Реестр не был сформирован согласно требований пункта 8 Правил.

Так же, должностные лица Росгвардии нарушили мое право на получение информации по вопросам моего жилищного обеспечения, что не позволяло мне в полной мере понять и осознать полноту реализации моего права, как нуждающегося в жилом помещении в федеральном органе исполнительной власти, в котором я проходил военную службу, соблюдения уполномоченными органами и должностными лицами установленных требований нормативных правовых актов по жилищному обеспечению, что также могло послужить принятию неправомерного решения в ДС ФСВНГ РФ о дате признания меня нуждающимся в жилом помещении и постановки в Реестр:

ЖК воинских частей принимают решения по жилищному обеспечению без уведомления (выдачи выписок из решений) военнослужащего, либо не выносят коллегиальных

решений по вопросам жилищного обеспечения, подтверждением чему может являться отсутствие их документального оформления, либо отсутствие факта их выдачи или направления военнослужащему, в нарушение пункта 15 Правил.

Карточка учета, находящаяся в моем личном деле военнослужащего по месту воинского учета (приложение №29), в войсковых частях 3333, 1111 не велась, что признал в своем сообщении от 00.00.2019 г. №0000/00-000 (приложение №36) командир войсковой части 3333 и оставил без ответа командир войсковой части 1111, и не содержит установленных данных, а Карточки учета, выдаваемые военнослужащему, при сдаче в ЖК, не учитываются и не ведутся, в нарушение пунктов 9, 14, 36-39 Инструкции.

Командир и ЖК войсковой части 1111, после уведомления мною о возможном отсутствии в ДС ФСВНГ РФ достоверной информации о дате признания меня нуждающимся в жилом помещении, никак на это не отреагировали, в нарушение пункта 34 Инструкции.

В нарушение требований пунктов 1,3,4 части 1 статьи 10, статьи 12 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (направлены жалобы в органы прокуратуры, иски в суд), пункта 4 статьи 3 ФЗ-76, в сообщениях из войсковых частей 1111, 3333 и ДС ФСВНГ РФ (приложения №№23,25,31) мне не даны ответы по существу на мои обращения (приложения №№22,24,30) по вопросам жилищного обеспечения, законности снятия с учета нуждающихся в жилом помещении при переводе из воинской части, законности неведе́ния в ВВ МВД РФ и Росгвардии единого учета (Реестра), не разъяснены основания для принятия решений, нарушающих мое право быть признанным нуждающимся в жилом помещении с даты подачи рапорта (заявления), нарушены сроки рассмотрения письменных обращений (приложения №№20,36).

Нарушен порядок рассмотрения рапорта и не принято решение должностным лицом, либо ЖК об изменении формы обеспечения жилым помещением на жилищную субсидию в войсковой части 3333, что следует из сообщения командира воинской части (приложение №36).

ЖК войсковой части 1111, после постановки меня на жилищный учет, с выпиской из решения о постановке на жилищный учет не были приложены заверенные уполномоченным органом копии рассмотренных документов, в нарушение пункта 7 Правил, не была заведена Карточка учета или не было продолжено ведение Карточки учета, заведенной по предыдущему месту службы (на 00.00.2018 г., согласно сообщения из войсковой части 6666 ВНГ РФ, устранено), не была определена дата признания меня нуждающимся в жилом помещении в федеральном органе исполнительной власти, в нарушение пунктов 34, 36-39 Инструкции.

Считаю, что ДС ФСВНГ РФ неумышленно создает условия, при которых военнослужащий переводимый в интересах военной службы в каждую последующую воинскую часть безосновательно теряет свое ранее признанное ЖБК/ЖК предыдущей воинской части, как уполномоченным органом ВВ МВД РФ/Росгвардии, право на жилое помещение, отдаляясь к концу общей очередности (единого учета) Росгвардии, т.к. именно на основании данных единого учета в ДС ФСВНГ РФ, а не очередности в воинской части, каждому военнослужащему Росгвардии распределяется жилое помещение, либо направляются бюджетные ассигнования для обеспечения его жилищной субсидией по месту военной службы или избранному постоянному месту жительства, тем самым поддерживает несправедливый принцип очередности «чем дольше служишь, тем дальше в очереди», при том, что все остальные социальные льготы, установленные

государством, соответствую принципу «чем дольше служишь, тем почетнее твой статус», закрепляя его присвоением звания ветерана военной службы, введением социальных льгот, пенсионного обеспечения соответствующих календарной и льготной выслуге военнослужащего. Внесение же ДС ФСВНГ РФ меня в Реестр с 2016 года искусственно приравнивает меня к военнослужащим, поступившим на военную службу в 1996 году и заключившим первый контракт по окончании высшего военного учебного заведения в 2001 году, умоляя все мои более 28 лет, отданные служению Отечеству, обрекая мою семью на бездомное существование.

За время прохождения военной службы, с даты признания нуждающимся в жилом помещении, из ВВ МВД РФ/Росгвардии не переводился, статуса (оснований, права) нуждающегося в жилом помещении не лишался, мое право на жилое помещение сомнению не подвергалось, никем не оспаривалось, подтверждалось в ЖК каждой воинской части установленным порядком, жилым помещением ни я, ни члены моей семьи, обеспечены не были, что подтверждается решениями ЖБК, ЖК, Карточками учета, справками о сдаче жилья, находящимися в жилищном деле, сообщениями командиров воинских частей, избранное постоянное место жительства кроме как по месту военной службы не избирал, изменения мест проживания (регистрации по месту жительства) были связаны только с переводом к новому месту военной службы в приказном порядке.

Не выполняя положения вышеперечисленных нормативных правовых актов РФ и не учитывая меня законно признанным нуждающимся в жилом помещении с 00.00.1996 года и получившим право на обеспечение постоянным жилым помещением с 00.00.2001 года должностные лица Росгвардии отказываются от ранее принятых на себя социальных обязательств, тем самым нарушая мое право на жилище.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем , чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты, т.е. в том , что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано (постановления от 16.12.1997 № 20-П, от 24.05.2001 № 8-П, от 19.06.2002 № 11-П, от 23.04.2004 № 9-П, определение от 04.12.2003 № 415-О и др.).

Применение данного принципа к официально установленным между гражданином и государством (и не подвергшихся к этому моменту каким-либо изменениям) отношениям по поводу оказания социальной поддержки означает недопустимость произвольного отказа государства от ранее принятых на себя социальных обязательств.

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 10 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права, и международных договоров Российской Федерации», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции. Из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. №54-Ф3 «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов.

В отношении меня нарушен принцип правовой определенности, доверия граждан к закону и действиям органов власти, согласно статье 8 Конвенции, в соответствии с частью 1 которой – каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции; частью 2 – не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права.

Ходатайствую перед судом об отправке, при необходимости, запроса в ДС ФСВНГ РФ для проверки соблюдения принципа социальной справедливости и общей очерёдности получения жилья военнослужащими Росгвардии, в зависимости от прохождения по службе и даты признания нуждающимися в жилом помещении, в их взаимосвязи.

На основании ст. 218 КАС РФ прошу:

1. Признать действия командира войсковой части 1111 ВНГ РФ, руководителя ДС ФСВНГ РФ, выразившиеся в неправомерном учете даты признания меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении для внесения в Реестр, незаконными.

2. Обязать командира войсковой части 1111 ВНГ РФ, руководителя ДС ФСВНГ РФ учитывать меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении, для учета в Реестре, с 00.00.1996 года, получившими право на обеспечение постоянным жилым помещением с 00.00.2001 года.

3. Обязать возместить судебные расходы в сумме 300 рублей.

Приложения:

1. Копия выписки из приказа Командующего ЮО ВНГ РФ. 1 лист.

2. Копия выписки из приказа командира в/ч 1111 ВНГ РФ. 1 лист.

3. Копия выписки из списка очередников для получения жилья в/ч 1111 ВНГ РФ. 1 лист.

4. Копия послужного списка. 6 листов.

5. Копия рапорта от 00.00.1996 г. о признании нуждающимся в жилом помещении в в/ч 2222. 1 лист.

6. Копия архивной выписки из протокола заседания ЖБК в/ч 2222 от 00.00.1996 г. №00. 1 лист.

7. Копия архивной выписки из протокола заседания ЖБК в/ч 2222 от 00.00.1996 г. №00. 1 лист.

8. Копия Карточки учета в/ч 2222 (№1). 2 листа.

9. Копия Карточки учета в/ч 2222 (№2). 2 листа.

10. Копия обращения к командиру в/ч 2222 от 00.00.2018 г. 1 лист.

11. Копия сообщения из в/ч 2222 от 00.00.2019 г. №000/0-Г-0. 2 листа.

12. Копия Карточки учета в/ч 4444. 2 листа.

13. Копия рапорта от 00.00.2013 г. о постановке на учет нуждающихся в жилом помещении в/ч 3333. 1 лист.

14. Копия выписки из решения ЖК в/ч 3333 от 00.00.2014 г. №0. 1 лист.

15. Копия Карточки учета в/ч 3333. 2 листа.

16. Копия рапорта от 00.00.2014 г. об изменении формы обеспечения жильем на жилищную субсидию в/ч 3333. 1 лист.

17. Копии докладов из в/ч 3333 об изменении формы обеспечения жильем. листов.

18. Копия обращения к командиру в/ч 3333 от 00.00.2018 г. 1 лист.

19. Копия обращения к командиру в/ч 3333 от 00.00.2019 г. 2 листа.

20. Копия сообщения из в/ч 3333 от 00.00.2018 г. №0000/00-0000. 2 листа.

21. Копия выписки из решения ЖК в/ч 1111 от 00.00.2016 г. №00. 1 лист.

22. Копия заявления командиру в/ч 1111 от 00.00.2018 г. 1 лист.

23. Копия сообщения командира в/ч 1111 от 00.00.2018 г. №0000/00-0000. 1 лист.

24. Копия заявления командиру в/ч 1111 от 00.00.2019 г. 2 листа.

25. Копия сообщения командира в/ч 1111 от 00.00.2019 г. №0000/0-000/Г-0. 2 листа.

26. Сообщение из ДС ФСВНГ РФ (на письмо И.И. Иванова) от 00.00.2018 г. №0/000000000000. 2 листа.

27. Скрин-копия страницы Реестра.1 лист.

28. Фотокопия приложения к распоряжению ФСВНГ РФ от 00.00.2018 г. № 0/000-Р. 1 лист.

29. Копия Карточки учета, находящейся в личном деле Гришин И.Н. по месту воинского учета. 2 листа.

30. Копия заявления в ФСВНГ по вопросам жилищного обеспечения от 00.00.2019 г. 5 листов.

31. Сообщение из ДС ФСВНГ РФ от 00.00.2019 г. №0-00-000000. 1 лист.

32. Копия заявления Директору ФСВНГ РФ и командиру в/ч 1111 от 00.00.2019 г.

4 листа.

33. Копия сообщения из ДС ФСВНГ РФ от 00.00.2019 г. №0-00-000000. 1 лист.

34. Копия сообщения из ДС ФСВНГ РФ от 00.00.2019 г. №0-00-000000. 1 лист.

35. Копии выписок из решений ЖБК/ЖК в/ч 2222 от 00.00.2008 г. №0, от 00.00.2009 г. №0, от 00.00.2013 г. №00. 2 листа.

36. Копия сообщения из в/ч 3333 от 00.00.2019 г. №0000/00-000. 2 листа.

37. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины. 1 лист.

«22» апреля 2019 г. ________________________________ /Гришин Иван Николаевич/

В окружной военный суд

От истца по административному делу

№ 2а-000/2019 от «00» мая 2019 г. в

гарнизонном военном суде

Гришина Ивана Николаевича,

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение гарнизонного военного суда

по административному делу № 2а-000/2019 от «00» мая 2019 г.

«00» мая 2019 г. судом было вынесено решение по административному делу по иску бывшего военнослужащего войсковой части 1111 подполковника запаса Гришина Ивана Николаевича о признании незаконными действий командира войсковой части 1111 и руководителя Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (далее – ДС ФСВНГ РФ), связанных с порядком учета административного истца в качестве нуждающегося в жилом помещении.

Решением суда в удовлетворении административных исковых требований Гришина Ивана Николаевича к командиру войсковой части 1111 и руководителю ДС ФСВНГ РФ, связанных с порядком учета административного истца в качестве нуждающегося в жилом помещении, отказано.

В результате принятого судом решения не восстановлены мои, и членов моей семьи, конституционные права на жилище, выраженные в правомерном учете даты признания меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении для внесения в единый учет (Реестр) Росгвардии, как признанных нуждающимися в жилом помещении 00.00.1996 года и получивших право на обеспечение постоянным жилым помещением с 00.00.2001 года.

По содержанию решения суда, суд установил:

Я обратился в суд за признанием незаконными действий командира войсковой части 1111 и руководителя ДС ФСВНГ РФ, связанных с учетом даты принятия меня на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении с 00.00.2016 г., и обязании упомянутых воинских должностных лиц учитывать меня принятым на соответствующий учет с 00.00.1996 года и получившим право на обеспечение жилым помещением для постоянного проживания с 00.00.2001 г.

Однако, в своем исковом заявлении я обратился в суд для признания незаконными действий упомянутых воинских должностных лиц, связанных с неправомерным учетом даты признания меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении для внесения в реестр военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении в войсках национальной гвардии Российской Федерации (далее – Реестр), то есть для ведения единого учета в Росгвардии.

Претензий относительно постановки меня на учет нуждающихся в жилом помещении войсковой части 1111 с 00.00.2016 года у меня не было и нет, так как воинские должностные лица указанной воинской части приняли правомерное решение, связанное с изменением мною места прохождения военной службы, подачей мною заявления о постановке на учет, как военнослужащим подлежащим обеспечению жилым помещением

в форме жилищной субсидии по месту прохождения военной службы, и необходимостью постановки меня на учет как ранее признанного нуждающимся в жилом помещении.

Действия командира войсковой части 1111 я прошу признать незаконными в связи с обязанностью уполномоченного органа федерального органа исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, которым осуществляется признание нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, указанных в абзацах третьем и двенадцатом пункта 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее – Федеральный закон «О статусе военнослужащих»), – жилищной комиссии (далее – ЖК) войсковой части 1111 предоставлять достоверные учетные данные в вышестоящий орган военного управления для ведения единого учета, а также ссылки в сообщениях ДС ФСВНГ РФ на данные переданные из войсковой части 1111, на основании которых ими установлены (определены) дата признания меня нуждающимся в жилом помещении и позиция очерёдности в едином учете (Реестре).

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела и изучив представленные доказательства, суд не установил обстоятельств, доказанных мною и имеющих ключевое значение по делу:

Я окончил военное училище и был назначен на первую офицерскую должность в 1996 году, 00.00.1996 года я был признан нуждающимся в жилом помещении (улучшении жилищных условий), а 00.00.2001 года, в связи с продолжением военной службы, на основании действовавшей на тот момент редакции Федерального закона «О статусе военнослужащих», получил право на получение жилья на общих основаниях во время военной службы, по месту военной службы, следовательно, являлся военнослужащим-гражданином, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года, признанным нуждающимся в жилом помещении в федеральном органе исполнительной власти или федеральном государственном органе, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, был внесен на учет нуждающихся в жилом помещении войсковой части 2222, и как минимум, с даты издания и на основании приказа МВД РФ от 12 февраля 2010 г. № 75 был внесен (обязан был быть внесен) на единый учет нуждающихся в жилом помещении внутренних войск (ВВ) МВД РФ.

Судом не установлены важные обстоятельства по делу – объективная, основанная на законе, причина отказа ДС ФСВНГ учитывать меня в едином учете (Реестре), как военнослужащего признанного нуждающимся в жилом помещении с 00.00.1996 года, т.к. в представленных суду в качестве доказательств сообщениях Росгвардии на мои заявления, а так же в письменных возражениях представителя руководителя ДС ФСВНГ РФ, отсутствуют ответы на вопросы, имеющие важное значение для установления правомерности действий должностных лиц федерального органа исполнительной власти по соблюдению моего конституционного права на жилище, на что я обращал внимание суда в административном исковом заявлении и при выступлении в суде:

Почему на основании пунктов 15, 31, 32, 34, 36 Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 г. № 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России» (далее – Инструкция), пункта 8 Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих – граждан Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 г. № 512 «О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации и предоставления им жилых

помещений в собственность бесплатно» (далее – Правила), в ВВ МВД РФ/Росгвардии не вели единый учет нуждающихся в жилом помещении (Реестр) как минимум с дат утверждения Инструкции (12.02.2010 г.) и Правил (29.06.2011 г.).

На каком законном основании военнослужащих ВВ МВД РФ/Росгвардии снимали с учета нуждающихся в жилом помещении воинских частей и, как следствие, с единого учета, при переводе к новому месту военной службы, в нарушение требований статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», устанавливающей признание военнослужащих нуждающимися в жилом помещении в порядке, утверждаемом Правительством, и пункта 14 Правил, в котором отсутствует указанное основание для снятия с учета, тем самым дискриминируя их по отношению к другим военнослужащим федеральных органов исполнительно власти, в которых федеральным законодательством предусмотрена военная служба.

Почему установленный Инструкцией основной документ по учету обеспечения военнослужащих ВВ МВД РФ/Росгвардии жильем на протяжении всей военной службы – Карточка учета, копия которого предоставлена суду, велся с нарушениями в войсковой части 2222, не велся ни в войсковой части 3333, что признано командиром указанной воинской части и представлено суду, ни в войсковой части 1111, что командиром указанной воинской части оставлено без внимания, что входит в сферу контроля вышестоящих органов военного управления ВВ МВД РФ/Росгвардии и является доказательством неправомерных действий должностных лиц подразделений ВВ МВД РФ/Росгвардии, представлявших в вышестоящий орган военного управления для ведения единого учета искаженные данные, возможно послужившие основанием для нарушения моего права на жилище.

Суд исследовал, но не установил в принятом ЖК войсковой части 1111 решении правомерность и юридический (правовой) смысл примененных оснований («в связи», «в соответствии», «руководствуясь»), на что я обращал внимание в иске и при выступлении в суде.

Для принятия меня на учет нуждающихся в жилом помещении жилищная комиссия (далее – ЖК) войсковой части 1111 в протоколе заседания ЖК № 00 от 00.00.2016 г. постановила: «В связи с принятием Федерального закона от 28.12.2013 г. № 405-ФЗ «О внесении изменений в № 76-ФЗ от 27.05.1998 г. «О статусе военнослужащего», в соответствии с п.п. 3, п. 1 ст.15 «Федерального закона о статусе военнослужащих» № 76 от 27.05.1998 г., руководствуясь пунктом 1 Порядка предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения военнослужащим внутренних войск МВД России, утвержденного приказом МВД России от 19 ноября 2014 г. № 1046, учитывать семью Гришина Ивана Николаевича, как подлежащую обеспечению жилым помещением в форме предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения».

Таким образом, ЖК войсковой части 1111 в качестве основания для принятия на учет были правомерно указаны положения нормативных правовых актов, устанавливающих порядок постановки на учет военнослужащих уже признанных нуждающимися в жилом помещении. Процедура же признания меня нуждающимся в жилом помещении была проведена ЖК по месту моего первого обращения для улучшения жилищных условий, 00.00.1996 года в войсковой части 2222, о чем я сообщил суду и представил доказательства. Данные о признании меня нуждающимся в жилом помещении на общих основаниях и последующей постановке на учет воинской части были (обязаны были быть) во время моей службы и нахождения на жилищном учете в войсковой части 2222, на

основании пунктов 15, 31, 32, 34, 36 Инструкции, установленным порядком переданы в Управление расквартирования и строительства тыла Главного командования внутренних войск МВД России (далее УРиС тыла ГК ВВ МВД РФ) для ведения единого учета в федеральном органе исполнительной власти.

Как видно из решения ЖК войсковой части 1111, основой постановления ЖК является постановка на учет, а не признание нуждающимся. Для внесения достаточной ясности в особенности применяемых ЖК войсковой части 1111 формулировок, я предоставил суду в качестве доказательства две выписки из решений ЖК войсковой части 1111 по другим военнослужащим (от 00.00.2018 г. № 00-00, от 00.00.2019 г. №0-00), где для признания нуждающимися в жилом помещении ЖК войсковой части 1111 оперирует формулировкой именно «признать нуждающимся в жилом помещении», а не «учитывать» или «поставить (принять) на учет».

Полагаю, что суд неверно определил обстоятельства, имеющие значение для административного дела, и неправильно применил нормы материального права, так как согласно норм статей 51, 52 Жилищного кодекса РФ, пунктов 1, 5 Правил, пункта 1 Инструкции «признание» и «учет» по смыслу разделены и первоначально осуществляется признание нуждающимся в жилом помещении, а уже затем принятие (постановка) на учет нуждающихся в жилом помещении. Я, как военнослужащий ВВ МВД РФ, был признан нуждающимся в жилом помещении 00.00.1996 года, а уже затем принят на учет нуждающихся в жилом помещении федерального органа исполнительной власти, в котором определено, что учет ведется как по месту прохождения военной службы, так и в центральном органе военного управления – УРиС тыла ГК ВВ МВД РФ (с 5 апреля 2016 года – ДС ФСВНГ РФ). Также, на основании статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» жилье предоставляется признанным нуждающимися. Таким образом единожды будучи признанным нуждающимся в жилом помещении в ВВ МВД РФ/Росгвардии 00.00.1996 года я, как военнослужащий, подлежащий обеспечению жильем по месту военной службы, подлежал лишь изменениям в учете по местам прохождения военной службы.

Также считаю, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для административного дела, не установив почему командир войсковой части 1111 и руководитель ДС ФСВНГ РФ ссылаются на отсутствующую в решении ЖК войсковой части 1111 формулировку, позволяя себе, таким образом, собственные анализ и трактовку не основанные на законе, отождествляя понятия «признание нуждающимся в жилом помещении» и «постановка на учет нуждающихся в жилом помещении», которые положениями статей 51, 52 Жилищного кодекса РФ, пунктов 1, 5 Правил, пункта 1 Инструкции разделены, о чем указано выше и было мною заявлено в судебном заседании.

Пункт 23 Инструкции, на который, по смыслу и содержанию, ссылается представитель ответчика Ххххххх, никаким образом не нес (не несет) препятствий для принятия на учет меня, как военнослужащего, признанного нуждающимися в жилом помещении 00.00.1996 года, так как оговаривает порядок принятия на учет «в качестве нуждающихся в жилых помещениях», то есть ранее признанных нуждающимися.

В решении суда указанно:

«Исходя из содержания ч. 1 ст. 51 ЖК РФ одним из условий признания гражданина нуждающимся в жилом помещении является не обеспечение его жилым помещением в соответствующем населенном пункте».

«Исключение составляют лишь военнослужащие войск Федеральной службы войск национальной гвардии РФ, которые согласно п. 24 Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 г. № 75, в случае перемещения по службе в пределах городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, принимаются на учет с даты их постановки на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях по прежнему месту прохождения военной службы».

Однако, в содержании части 1 статьи 51 Жилищного кодекса РФ и пункта 24 Инструкции указанные формулировки отсутствуют, поэтому считаю, что в выводе суда неправильно применены нормы материального права.

Вывод суда о том, что пунктом 24 Инструкции, относительно военнослужащих войск ФСВНГ РФ, вносится исключение в Правила является ошибочным и также не основан на нормах материального права, на основании того, что согласно статьи 115 Конституции РФ, статьи 23 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и обеспечивает их исполнение, постановления Правительства Российской Федерации обязательны к исполнению на всей территории Российской Федерации, могут быть отменены или оспорены в суде только в случае их противоречия Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации. Иной порядок внесения изменений, либо исключений в постановления Правительства РФ не установлен. Правила утверждены Правительством РФ во исполнение абзацев 3, 12, 13 пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Ведомственный же приказ обладает нижестоящим юридическим статусом, не имеет юридической силы по отношению к постановлению Правительства РФ.

Полагаю, что исследовав все представленные суду доказательства относительно того, что я, как военнослужащий, законно признанный нуждающимся в жилом помещении в ВВ МВД РФ/Росгвардии с 00.00.1996 года и поставленный на учет нуждающихся в жилом помещении по месту прохождения военной службы, на основании требований пункта 36 Инструкции, как минимум с даты ее утверждения, был внесен на учет нуждающихся в жилом помещении войсковой части 2222, с одновременным заведением Карточки учета и внесением содержащейся в ней информации в автоматизированную систему учета нуждающихся в жилых помещениях (единый учет) УРиС тыла ГК ВВ МВД РФ и, согласно представленных суду выписок из решений ЖК воинских частей, суд не сделал вывод, основанный на нормах материального права, о том, что фактического разрыва во времени нахождения меня на едином учете в федеральном органе исполнительной власти, регламентируемом пунктами 15, 28, 31-35 Инструкции, нет.

На основании новых обстоятельств, из сообщения Военной прокуратуры Ххххххх гарнизона от 00.00.2019 г. № 0/0000, полученного мною по электронной почте 00.00.2019 г. (приложение № 2), следует, что Военной прокуратурой Ххххххх гарнизона на мою жалобу, поданную в ходе досудебной подготовки 00.00.2019 года на указанные мною в исковом заявлении противоправные действия должностных лиц Росгвардии, установлены факты противоправных действий командира и других должностных лиц войсковой части 3333 г. Хххххх по вопросам моего жилищного обеспечения. А 00.00.2019 г. из войсковой части 3333 поступило сообщение от 00.00.2019 г. № 0000/00-000 с копией протеста Военной прокуратуры Ххххххх гарнизона от 00.00.2019 г. № 0/0000 и выпиской из

протокола заседания ЖК войсковой части 3333 от 00.00.2019 г. № 00-2019 (приложение № 3), из которых мне стало известно, что войсковая часть 3333 признала незаконным решение ЖК воинской части от 00.00.2018 г. № 0-2018 о снятии меня, и членов моей семьи, в период прохождения военной службы мною в войсковой части 1111, с учета нуждающихся в жилом помещении войсковой части 3333, в связи с переводом к новому месту военной службы и на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 56 Жилищного кодекса РФ, и приняла решение о его отмене и восстановлении меня, и членов моей семьи, на учете нуждающихся в жилом помещении войсковой части 3333.

Таким образом, подтверждены доказательства, предоставленные мною суду в исковом заявлении, о незаконных действиях должностных лиц Росгвардии, выразившихся в неправомерном снятии меня с учета нуждающихся в жилом помещении ВВ МВД РФ/Росгвардии при переводе к новому месту военной службы не только в воинской части (в порядке предоставления жилого помещения по месту военной службы), но и в федеральном органе исполнительной власти, в нарушение требований пункта 14 Правил, и, следовательно, неправомерном учете даты признания меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении для внесения в Реестр, то есть для ведения единого учета в Росгвардии.

Также, выявленное органами военной прокуратуры, признанное и устраненное командованием войсковой части 3333, нарушение закона относительно правил признания и учета военнослужащих ВВ МВД РФ/Росгвардии нуждающимися в жилом помещении опровергает утверждение представителя ДС ФСВНГ РФ Хххххххх о том, что «действующим на момент принятия Гришина на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в войсковой части 1111 порядком установлена возможность сохранения даты принятия на учет по прежнему месту военной службы только для военнослужащих, перемещаемых по службе в пределах одного муниципального образования, а также в г. Москве и г. Санкт-Петербурге, к которым административный истец не относится», а так же подвергает сомнению в законности действий по признанию и учету военнослужащих ВВ МВД РФ/Росгвардии нуждающимися в жилом помещении уполномоченными органами федерального органа исполнительной власти, что может являться причиной нарушения единой очередности обеспечения жилыми помещениями в Росгвардии, закрепленной требованиями пункта 8 Правил, а также выявляет противоправное несовершенство норм Инструкции, позволяющих «обеспечить жильем военнослужащего одной воинской части вставшего на жилищный учет позже военнослужащего другой воинской части», указанное мною в исковом заявлении и представленное в приложении №28 в качестве доказательства, официально признанное в Росгвардии и не имеющее возражений у представителей ответчиков.

Для объективного исследования указанных новых обстоятельств, обращаю внимание, что решения уполномоченного органа войсковой части 3333 как по снятию с учета нуждающихся в жилом помещении, так и по отмене указанного решения, состоялись в период моего нахождения на учете нуждающихся в жилом помещении войсковой части 1111 и на едином учете ВВ МВД РФ/Росгвардии.

Считаю, что суд, при формировании выводов по административному делу и вынесении решения, не применил общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров РФ, разъяснённые для судов общей юрисдикции Верховным Судом РФ, и не учел правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в его окончательных постановлениях, и являются обязательными для судов, о которых я указывал в исковом заявлении и при выступлении в суде, о фактическом приобретении мной, в установленном порядке, статуса участника подпрограммы,

предполагающей оказание мер социальной поддержки, и сохранении указанного статуса весь спорный период, то есть с 00.00.1996 года.

На основании изложенного и в соответствии со статьями 309 и 310 КАС РФ

ПРОШУ:

1. Отменить решение гарнизонного военного суда

от «00» мая 2019 г. по административному делу по иску бывшего военнослужащего войсковой части 1111 подполковника запаса Гришина Ивана Николаевича о признании незаконными действий командира войсковой части 1111 и руководителя Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, связанных с порядком учета административного истца в качестве нуждающегося в жилом помещении.

2. Принять новое решение по делу, которым обязать командира войсковой части 1111, руководителя ДС ФСВНГ РФ учитывать меня, и членов моей семьи, нуждающимися в жилом помещении, для учета в Реестре, с 00.00.1996 года, получившими право на обеспечение постоянным жилым помещением с 00.00.2001 года.

Приложения:

1. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины. 1 лист.

2. Сообщение из Военной прокуратуры Ххххххххх гарнизона от 00.00.2019 г. №0/0000. 4 листа.

3. Сообщение из войсковой части 3333 от 00.00.2019 г. № 0000/00-000 с копией протеста Военной прокуратуры Ххххххххх гарнизона от 00.00.2019 г. № 0/0000 и выпиской из протокола заседания ЖК войсковой части 3333 от 00.00.2019 г. № 00-2019. 6 листов.

«00» 00 2019 г. ________________________________ /Гришина Иван Николаевич/

РЕШЕНИЕ

именем Российской Федерации

22 мая 2019 г. г. Севастополь

Севастопольский гарнизонный военный суд в составе председательствующего – судьи Макарова А.С., при секретаре судебного заседания Ткаченко А.А., с участием административного истца Грибакина И.Н., представителя командира и аттестационной комиссии войсковой части (номер) – Сухорукова И.А. и представителя командира и аттестационной комиссии войсковой части (номер) – Погуляйло О.И., в открытом судебном заседании в помещении военного суда, рассмотрев административное дело № 2а-179/2019 по административному исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части (номер) (изъято) запаса Грибакина Игоря Николаевича о признании незаконными действий командира войсковой части (номер) и руководителя Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, связанных с порядком учета административного истца в качестве нуждающегося в жилом помещении,

установил:

Грибакин обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просит признать незаконными действия командира войсковой части (номер) и руководителя Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, связанные с учетом даты принятия его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении с 1 августа 2016 г., и обязать упомянутых воинских должностных лиц учитывать его принятым на соответствующий учет с 5 августа 1996 г. и получившим право на обеспечение жилым помещением для постоянного проживания с 21 июня 2001 г.

Административный истец в судебном заседании, приведя собственный анализ законодательства и примененных командованием по его вопросу формулировок, требования поддержал, просил административное исковое заявление удовлетворить, поскольку впервые он был принят на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по одному из прежних мест службы с 5 августа 1996 г. и с 21 июня 2001 г. приобрел право быть обеспеченным жилым помещением по договору социального найма.

Представители командира и аттестационной комиссии войсковой части (номер) Сухоруков и представитель командира и аттестационной комиссии войсковой части (номер) Погуляйло, просили в удовлетворении административного искового заявления отказать, поскольку административный истец пропустил процессуальный срок обращения в суд, а также поскольку оснований для учета датой принятия Грибакина на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении дату, отличную от даты его рапорта от 1 августа 2016 г. у жилищной комиссии не имелось.

Руководитель Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии РФ и его представитель Спирин, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в суд не явились. На основании ч. 6 ст. 226 КАС РФ суд счел возможным рассмотреть административное дело в их отсутствие.

В своих письменных возражениях Спирин просил в удовлетворении административного искового заявления отказать, поскольку административный истец пропустил процессуальный срок обращения в суд, узнав о предполагаемом нарушении своих прав 7 декабря 2018 г., а также поскольку действующим на момент принятия Грибакина на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в войсковой части (номер) порядком установлена возможность сохранения даты принятия на учет по прежнему месту военной службы только для военнослужащих, перемещаемых по службе в пределах одного муниципального образования, а также в г. Москве и г. Санкт-Петербурге, к которым административный истец не относится.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела и изучив представленные доказательства, суд находит установленными следующие обстоятельства.

(изъято) запаса Грибакин, окончивший военное училище в августе 1996 г., в августе 2015 г. откомандирован из (изъято) в распоряжение (изъято) (изъято) и прибыл для прохождения военной службы в войсковую часть (номер), дислоцированную в г. Севастополе, из войсковой части (номер), дислоцированной в г. Перми.

1 августа 2016 г. Грибакин обратился к командиру войсковой части (номер) с заявлением, о принятии его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, составом семьи четыре человека (он, супруга и два сына (изъято)).

Решением жилищной комиссии войсковой части (номер) от 30 августа 2016 г. (протокол № 8) постановлено учитывать семью Грибакина как подлежащую обеспечению жилым помещением в форме предоставления субсидии для приобретения и строительства жилого помещения.

Решением жилищной комиссии войсковой части (номер) от 25 сентября 2017 г. (протокол № 07-17) решение жилищной комиссии войсковой части (номер) утверждено с формулировкой «в части признания нуждающимся в жилом помещении для постоянного проживания с учетом изъявления желания на получение жилищной субсидии».

В ответе от 15 декабря 2018 г. № 4092/24-1120 на письменное обращение административного истца Грибакину было сообщено, что он принят на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении с 1 августа 2016 г.

3 апреля 2019 г. Грибакин обратился к директору Федеральной службы войск национальной гвардии РФ с заявлением о пересмотре даты принятия его на учет.

В ответе от 15 апреля 2019 г. № 3-15-048062 Грибакину в его просьбе отказано.

После получения ответа от вышестоящего должностного лица Грибакин обратился с указанными выше требованиями в суд.

Данные обстоятельства установлены судом на основании объяснений сторон, копий послужного списка административного истца, его заявления от 1 августа 2016 г., выписок из протоколов жилищных комиссий войсковой части (номер) от 30 августа 2016 г. (протокол № 8) и войсковой части (номер) от 25 сентября 2017 г. (протокол № 07-17), письменных ответов от 15 декабря 2018 г. № 4092/24-1120 и от 15 апреля 2019 г. № 3-15-048062.

Оценивая изложенные обстоятельства, суд исходит из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Военнослужащим — гражданам, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г., и совместно проживающим с ними членам их семей, признанным нуждающимися в жилых помещениях, федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются субсидия для приобретения или строительства жилого помещения либо жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом по месту военной службы.

Военнослужащие-граждане признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным статьей 51 ЖК РФ, в порядке, утверждаемом Правительством Российской Федерации.

Исходя из содержания ч. 1 ст. 51 ЖК РФ одним из условий признания гражданина нуждающимся в жилом помещении является не обеспечение его жилым помещением в соответствующем населенном пункте.

При этом согласно п. 9 Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 г. № 512, датой принятия на учет военнослужащего является дата подачи им в уполномоченный орган заявления, предусмотренного пунктом 3 указанных Правил, и представленных документов.

Исключение составляют лишь военнослужащие войск Федеральной службы войск национальной гвардии РФ, которые согласно п. 24 Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 г. № 75, в случае перемещения по службе в пределах одного муниципального образования, а также в пределах городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, принимаются на учет с даты их постановки на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях по прежнему месту прохождения военной службы.

Как установлено судом, заявление о принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по месту военной службы в войсковую часть (номер) Грибакин подал 1 августа 2016 г., а прибыл он к данному месту военной службы из г. Перми.

При таких обстоятельствах оснований для учета даты принятия Грибакина на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в г. Севастополе с более ранней даты у командования и жилищной комиссии не имелось.

Ввиду изложенного, вопреки доводам административного истца, в удовлетворении административного искового заявления надлежит отказать.

Решая вопрос о судебных расходах, понесенных административным истцом в связи с рассмотрением настоящего дела, суд считает необходимым, в соответствии со ст. 111 и 112 КАС РФ, ввиду отказа в удовлетворении требований, судебные расходы по делу отнести на счет административного истца.

Руководствуясь ст. 175 — 180 и 227 КАС РФ, суд

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Грибакина Игоря Николаевича о признании незаконными действий командира войсковой части (номер) и руководителя Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, связанных с порядком учета административного истца в качестве нуждающегося в жилом помещении, – отказать.

Судебные расходы по делу отнести на счет административного истца.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Севастопольский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий А.С. Макаров

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-1032/2019

21 августа 2019 г. г. Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе:

председательствующего – Потапченко И.Н.,

судей: Коробенко Э.В. и Тогубицкого В.А.,

при секретаре судебного заседания Удовиченко Н.Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца на решение Севастопольского гарнизонного военного суда от 22 мая 2019 г., которым отказано в удовлетворении заявленных требований подполковника запаса Грибакина Игоря Николаевича об оспаривании действий руководителя Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (далее – Департамент сторительства) и командира войсковой части №, связанных с порядком учета административного истца в качестве нуждающегося в жилом помещении.

Заслушав доклад судьи Тогубицкого В.А., изложившего обстоятельства дела, содержание решения суда, доводы апелляционной жалобы и возражений относительно нее, объяснения административного истца в обоснование жалобы и представителя войсковой части № – лейтенанта юстиции Лучкина Н.В., возражавшего против доводов жалобы, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Грибакин И.Н. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором оспорил действия руководителя Департамента строительства и командира войсковой части №, связанные с учетом его в качестве нуждающегося в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, с 1 августа 2016 г., просил обязать должностных лиц учесть его с семьей в качестве нуждающихся в жилье с 5 августа 1996 г. и имеющих право на обеспечение жилым помещением для постоянного проживания с 21 июня 2001 г.

Решением суда в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит решение суда первой инстанции отменить и принять новое об удовлетворении заявленных требований. По его мнению, заключение им контракта до 1 января 1998 г. предполагало внесение его в единый реестр военнослужащих внутренних войск МВД России, нуждающихся в предоставлении постоянного жилого помещения, по истечении пяти лет непрерывного прохождения военной службы по контракту. Грибакин И.Н. обращает внимание на то, что по новому месту службы жилищной комиссией войсковой части № принималось решение не о признании его нуждающимся в жилье, а о постановке на учет, притом что в качестве нуждающегося он был признан по прежнему месту службы 5 августа 1996 г. В обоснование своей позиции административный истец ссылается на результаты прокурорской проверки военной прокуратуры Пермского гарнизона, в ходе которой решение жилищной комиссии войсковой части № о снятии его с жилищного учета по прежнему месту службы в связи с

переводом к новому месту службы было признано противоправным и 20 мая 2019 г. он восстановлен на указанном учете по прежнему месту службы в <адрес>

В возражениях на апелляционную жалобу представители административных ответчиков Погуляйло О.И. и Спирин Н.Д. просят решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Закона РФ от 22 января 1993 г. № 4338-1 «О статусе военнослужащих» военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, на первые пять лет военной службы (не считая времени обучения в военных образовательных учреждениях профессионального образования) предоставлялись служебные жилые помещения или общежития, а при продолжении военной службы свыше этих сроков — жилые помещения на общих основаниях.

Названный закон утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Закон).

Согласно абзацу третьему п. 1 ст. 15 Закона военнослужащим, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. (за исключением курсантов военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования), предоставляется субсидия для приобретения или строительства жилого помещения либо жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более — по избранному месту жительства.

Содержание названных норм в их взаимосвязи указывает на то, что военнослужащие, заключившие контракт и назначенные после окончания военно-учебного заведения на воинские должности до 1 января 1998 г., подлежат обеспечению жилыми помещениями на общих основаниях по месту военной службы (в старой редакции закона — после пяти лет военной службы после окончания военно-учебного заведения). Каких-либо оснований для обеспечения таких военнослужащих жилыми помещениями для постоянного проживания не по месту военной службы в период ее прохождения либо в случае увольнения по основаниям, отличным от указанных в Законе, не имеется.

Из абзаца 13 п. 1 ст. 15 Закона также следует, что военнослужащие-граждане признаются федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным статьей 51 ЖК РФ, в порядке, утверждаемом Правительством РФ.

Пунктом 9 Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 г. № 512, предусмотрено, что датой принятия на учет военнослужащего является дата подачи им в уполномоченный орган заявления и представленных документов.

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что после окончания в 1996 году военного училища Грибакин И.Н. до 2012 года проходил службу на различных офицерских должностях в частях, дислоцированных в <адрес> после чего до 2013 года обучался на факультете внутренних войск Общевойсковой академии Вооруженных Сил РФ, <адрес> В период с 2013 по 2015 гг. Грибакин И.Н. проходил службу в воинской части, дислоцированной в <адрес>, затем переведен для дальнейшего прохождения службы в <адрес>

На основании решения жилищной комиссии войсковой части № от 30 августа 2016 г. Грибакин И.Н. принят на учет с целью обеспечения жилым помещением посредством предоставления жилищной субсидии с даты подачи заявления – 1 августа 2016 г.

В 2018 году административный истец уволен с военной службы по истечении срока контракта и исключен из списков личного состава воинской части.

Поскольку административный истец на весь период военной службы подлежал обеспечению жильем для постоянного проживания по месту прохождения военной службы, кроме того, уволен по истечении срока контракта, оснований для нахождения его на учете в качестве нуждающегося с целью обеспечения жилым помещением по договору социального найма в населенном пункте, отличном от места прохождения службы, в частности, в войсковой части №, принявшей его на жилищный учет в 1996 году, не имелось.

Из этого вывода следует, что оснований учитывать дату принятия военнослужащего на жилищный учет по прежнему месту службы при решении вопроса о принятии на учет по новому месту службы, в общем случае, не имеется. Исключение, содержащееся в п. 23 Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 г. № 75, для военнослужащих, перемещаемых по службе в пределах одного муниципального образования, а также в пределах городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, к настоящему делу не относится.

Более того, в 1996 году истец имел право лишь на обеспечение служебным жилым помещением, а на основании решения жилищной комиссии войсковой части № от 26 сентября 2013 г., оформленного протоколом № 16, Грибакин И.Н. снят с учета нуждающихся в получении жилых помещений в связи с выездом на новое место жительства в другое муниципальное образование — <адрес> (п. 3 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ).

Принимая во внимание, что с заявлением о принятии на учет в <адрес> с целью обеспечения жилищной субсидией Грибакин И.Н. обратился 1 августа 2016 г., суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о правомерности отказа командования изменить в учетных данных истца эту дату на дату признания его нуждающимся в жилье в <адрес>.

Оснований для судебной оценки законности решений жилищных комиссий войсковой части № от 30 августа 2016 г. и войсковой части № от 20 мая 2019 г. у судебной коллегии не имеется, поскольку данные решения предметом судебного разбирательства не являлись. К тому же в суде апелляционной инстанции стороны не отрицали, что решение жилищной комиссии войсковой части № от 20 мая 2019 г. отменено.

Что касается названного решения жилищной комиссии №, то из него видно, что ранее на основании решения того же жилищного органа от 25 февраля 2016 г. Грибакин И.Н. уже был признан нуждающимся в жилье ввиду необеспеченности жилым помещением

по месту службы и включен в списки на предоставление служебного жилого помещения. Поэтому, получив заявление Грибакина И.Н. о принятии на учет с целью обеспечения жилым помещением посредством жилищной субсидии, жилищная комиссия ограничилась изменением его учетной категории.

Таким образом, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 309 и 311 КАС РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

решение Севастопольского гарнизонного военного суда от 22 мая 2019 г. по административному исковому заявлению Грибакина Игоря Николаевича оставить без изменения, а апелляционную жалобу административного истца – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *