Имеет ли супруга (супруг) военнослужащего какие-либо права на приобретенное жилье участником накопительно-ипотечной системы в случае развода Конституционный суд 34-П

Превью статьи:

ссылка на решения судов : Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2018 г. N 34-П Между тем само по себе признание военнослужащего участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих и включение его в соответствующий реестр не свидетельствует о реализации им указанного вида жилищной гарантии, поскольку, по общему правилу, право на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, возникает при достижении общей продолжительности военной службы двадцать лет и более или при наличии определенных оснований для увольнения со службы в случае достижения общей продолжительности военной службы десять лет и более (пункт 2 статьи 3, статьи 9 и 10 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих»). Такое правовое регулирование не имеет объективного и разумного оправдания, ставит военнослужащих, заключивших первый контракт на прохождение военной службы до 1 января 2005 года, продолжающих проходить военную службу или уволенных с нее после этой даты и имеющих супругу (супруга), участвующую (участвующего) в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, в неравное положение с военнослужащими этой же категории, не состоящими в супружеских отношениях с военнослужащими — участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод (статья 17, часть 3; статья 19, части 1 и 2; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации ). Указанное правовое регулирование нарушает также принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который, помимо прочего, предполагает, что приобретенное гражданами на основе ранее действовавшего правового регулирования право будет уважаться властями и будет реализовано. Таким образом, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации , пункт 15 статьи 15 Федерального закона «О…

ссылка на решения судов : Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2018 г. N 34-П

Между тем само по себе признание военнослужащего участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих и включение его в соответствующий реестр не свидетельствует о реализации им указанного вида жилищной гарантии, поскольку, по общему правилу, право на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, возникает при достижении общей продолжительности военной службы двадцать лет и более или при наличии определенных оснований для увольнения со службы в случае достижения общей продолжительности военной службы десять лет и более (пункт 2 статьи 3, статьи 9 и 10 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих»).

Такое правовое регулирование не имеет объективного и разумного оправдания, ставит военнослужащих, заключивших первый контракт на прохождение военной службы до 1 января 2005 года, продолжающих проходить военную службу или уволенных с нее после этой даты и имеющих супругу (супруга), участвующую (участвующего) в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, в неравное положение с военнослужащими этой же категории, не состоящими в супружеских отношениях с военнослужащими — участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод (статья 17, часть 3; статья 19, части 1 и 2; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации ).

Указанное правовое регулирование нарушает также принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который, помимо прочего, предполагает, что приобретенное гражданами на основе ранее действовавшего правового регулирования право будет уважаться властями и будет реализовано.

Таким образом, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации , пункт 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не соответствует Конституции Российской Федерации , ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 40 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой он в системе действующего правового регулирования препятствует реализации возникшего права военнослужащего, заключившего первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, продолжающего прохождение военной службы или уволенного с нее после указанной даты, на предоставление ему и членам его семьи, включая супругу (супруга), жилого помещения согласно положениям данного Федерального закона в связи с участием супруги (супруга) этого военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, независимо от волеизъявления военнослужащего и его супруги (супруга) воспользоваться таким способом осуществления права на обеспечение жилым помещением вместо участия супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих. В связи с этим Конституционный Суд Российской Федерации возложил обязанность на Федерального законодателя внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения.

Истец принят на жилищный учет на основании его заявления от 2 октября 2018 года о принятии на таковой составом семьи три человека – он сам, супруга и сын. Как пояснил в судебном заседании истец, в момент подачи заявления он знал об участии сына в НИС и о препятствии в связи с этим на обеспечение его жилым помещением в натуральной форме как члена семьи.

Такое препятствие – возможность обеспечения жилым помещением в качестве члена семьи военнослужащего, фактически было устранено приведенным выше постановлением Конституционного Суда Российской Федерации , в связи с чем у ФИО4 появилась возможность реализовать предоставленную ему гарантию от государства

быть обеспеченным жилым помещением по его выбору либо как военнослужащему в порядке участия в НИС, либо как члену семьи военнослужащего – истца.

Таким образом, случаев, допускающих повторное обеспечение военнослужащего, в частности, жилым помещением, сначала в качестве члена семьи военнослужащего, а затем в качестве военнослужащего, нормативные акты РФ не содержат. С учетом изложенного, ФИО4 вправе свой выбор относительно порядка его жилищного обеспечения сделать в форме соответствующего заявления в «0000000регионжилье» с указанием о желании быть обеспеченным жилым помещением именно как член семьи военнослужащего, а не как военнослужащий в порядке реализации НИС, поскольку использование одной гарантии дважды законодательством не предусмотрено.

В соответствии с пунктом 9 статьи 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей, имеющие право на социальные гарантии и компенсации в соответствии с настоящим Федеральным законом, пользуются социальными гарантиями и компенсациями, установленными для граждан федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации . Если указанные лица одновременно имеют право на получение одной и той же социальной гарантии и компенсации по нескольким основаниям, то им предоставляются по их выбору социальная гарантия и компенсация по одному основанию, за исключением случаев, особо предусмотренных федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации .

 с момента вступления супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечную систему жилищного обеспечения военнослужащих такой военнослужащий утрачивает независимо от своего волеизъявления ранее возникшее на основании Федерального закона «О статусе военнослужащих» право на предоставление жилого помещения и реализация его потребностей в жилье зависит от реализации жилищных прав супруги (супруга) в соответствии с Федеральным законом «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих».

В случаях, если участники накопительно-ипотечной системы являются членами семей военнослужащих или граждан, уволенных с военной службы, и совместно проживают с ними, указанные участники накопительно-ипотечной системы учитываются при признании этих военнослужащих или граждан нуждающимися в жилых помещениях.

являясь участником накопительно-ипотечной системы получила денежные средства в виде накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника накопительно-ипотечной системы и денежные средства, дополняющие накопления, тем самым реализовала свое право в соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона от 27.05.98 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и обеспечена жилы помещением, то она правомерно была исключена ответчиком из состава семьи военнослужащего ( который стоит в очереди на постоянное жилье)

В соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона от 27.05.98 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», обеспечение жилым помещением военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз.

ИСПОЛЬЗОВАЛ ПРАВО НИС ИЛИ НЕТ — важное условие : В силу пунктов 1, 2 части 1 статьи 4 Федерального закона от 20 августа 2004 г . N 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» реализация права на жилище участниками накопительно-ипотечной системы осуществляется посредством: формирования накоплений для жилищного обеспечения на именных накопительных счетах участников и последующего использования этих накоплений; предоставления целевого жилищного займа.Важно отметить, что само по себе признание военнослужащего участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих и включение его в соответствующий реестр не свидетельствует о реализации им указанного вида жилищной гарантии, поскольку, по общему правилу, право на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, возникает при достижении общей продолжительности военной службы двадцать лет и более или при наличии определенных оснований для увольнения со службы в случае достижения общей продолжительности военной службы десять лет и более (пункт 2 статьи 3, статьи 9 и 10 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих»).

Статья 10 данного Федерального закона предусматривает, что основанием возникновения права на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, является: общая продолжительность военной службы, в том числе в льготном исчислении, двадцать лет и более; увольнение военнослужащего, общая продолжительность военной службы которого составляет десять лет и более: по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; по состоянию здоровья — в связи с признанием его военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе; в связи с организационно-штатными мероприятиями; по семейным обстоятельствам, предусмотренным законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе; исключение участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих из списков личного состава воинской части в связи с его гибелью или смертью, признанием его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявлением его умершим; увольнение военнослужащего по состоянию здоровья — в связи с признанием его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе.

Президент Российской Федерации подписал Федеральный закон от 16.10.2019 № 339-ФЗ «О внесении изменений в статью 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Закон вступает в силу 26 октября 2019 года.

Как мы писали ранее, законопроект подготовлен в целях реализации Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2018 г. №34-П по делу о проверке конституционности пункта 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и защиты прав военнослужащих на жилищное обеспечение. 

Закон в предыдущей редакции приводил к неоднозначному толкованию и возникновению спорных ситуаций, когда военнослужащего снимали с очереди на жилье по причине того, что его супруга или супруг являются участниками НИС. Кроме того, закон в предыдущей редакции не давал четкого понимания в отношении права участника НИС быть обеспеченным жильем в составе семьи военнослужащего или гражданина (матери, отца, супруги, супруга), уволенного с военной службы.

С текстом статьи 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» в новой редакции вы можете ознакомиться здесь. —-

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙВ СТАТЬЮ 15 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ» ПринятГосударственной Думой24 сентября 2019 года ОдобренСоветом Федерации9 октября 2019 года Внести в пункт 15 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 22, ст. 2331; 2002, N 19, ст. 1794; 2003, N 46, ст. 4437; 2004, N 30, ст. 3089; N 35, ст. 3607; 2006, N 19, ст. 2062, 2067; N 29, ст. 3122; 2007, N 50, ст. 6237; 2008, N 30, ст. 3616; N 49, ст. 5723; 2010, N 50, ст. 6600; 2011, N 51, ст. 7448; 2012, N 26, ст. 3443; 2013, N 27, ст. 3477; N 43, ст. 5447; N 44, ст. 5636, 5637; N 52, ст. 6970; 2014, N 23, ст. 2930; N 48, ст. 6641) следующие изменения:1) в абзаце первом слова «военнослужащих, выделяются» заменить словами «военнослужащих (далее — участники накопительно-ипотечной системы), выделяются»;2) в абзаце втором слова «и членов их семей» исключить, слова «второго и третьего» заменить словами «второго, третьего и четвертого»;3) дополнить абзацем следующего содержания:»В случаях, если участники накопительно-ипотечной системы являются членами семей военнослужащих или граждан, уволенных с военной службы, и совместно проживают с ними, указанные участники накопительно-ипотечной системы учитываются при признании этих военнослужащих или граждан нуждающимися в жилых помещениях.». ПрезидентРоссийской ФедерацииВ.ПУТИН

Участник НИС обеспечивается жильем как член семьи военнослужащего (по-старому)

Закон в новой редакции гласит: «В случаях, если участники накопительно-ипотечной системы являются членами семей военнослужащих или граждан, уволенных с военной службы, и совместно проживают с ними, указанные участники накопительно-ипотечной системы учитываются при признании этих военнослужащих и граждан нуждающимися в жилых помещениях«.

Другими словами, участники НИС, принятые на учет нуждающихся в жилых помещениях как члены семьи, учитываются при расчете общей площади жилого помещения либо размера жилищной субсидии.

Таким образом, ряд участников программы «Военная ипотека», согласно новой редакции закона, могут быть обеспечены жильем дважды:

  • как признанные нуждающимися в жилье члены семьи военнослужащих или граждан, уволенных с военной службы;
  • в рамках накопительно-ипотечной системы путем предоставления ЦЖЗ или именных накоплений.

Участнику НИС субсидия, ГЖС и жилье для постоянного проживания не положены

Законом предусматривается, что на участника НИС не распространяется действие абзаца двенадцатого пункта 1, пунктов 13, 14, 16 — 19 статьи 15, а также абзацев второго, третьего и четвертого пункта 1 статьи 23 ФЗ «О статусе военнослужащих». 

Это означает, что участник программы «Военная ипотека» не может одновременно получать накопления и жилье от государства (средства для приобретения жилья) в иных формах. Здесь имеется в виду, что не может получать сам на себя, но не в качестве члена семьи военнослужащего или бывшего военнослужащего. 

Вместе с тем, военнослужащий, не использовавший накопления НИС, имеет право подать рапорт и быть исключенным из реестра участников. После исключения из реестра у него уже возникает право на субсидию или обеспечение жильем для постоянного проживания в установленном Законом порядке. —-

Некоторая доля военнослужащих, в особенности обеспеченных служебным жильем, не довольна военной ипотекой. Они видят более перспективную и достойную альтернативу в жилищной субсидии.

По этой причине возникают и вопросы о возможности отказа от военной ипотеки.

Если строго следовать нормам закона, а именно 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», основаниями для исключения из реестра являются:

  • увольнение с военной службы;
  • исключение из списков личного состава воинской части в связи с гибелью или смертью, признанием безвестно отсутствующим или умершим;
  • исполнение государством своих обязательств по обеспечению военнослужащего в период прохождения военной службы жилым помещением (за исключением жилого помещения специализированного
    жилищного фонда) иным предусмотренным нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации способом за счет средств федерального бюджета.

Таким образом, закон не содержит порядка отказа от ипотеки и исключения из реестра в добровольном порядке.

Судебная практика

Вместе с тем, военнослужащий имеет право быть исключенным из реестра и обеспечен жильем в иной форме, предусмотренной ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих».

Так, Верховный суд Российской Федерации, рассматривая дело об оспаривании военнослужащим действий командира части, связанных с
отказом в оформлении документов для исключения из реестра участников НИС, установил следующее (см. Определение от 18 октября 2016 г. № 201-КГ16-39):

Определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 18.10.2016 N 201-КГ16-39

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2016 г. N 201-КГ16-39

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Воронова А.В.,

судей Замашнюка А.Н., Сокерина С.Г.

при секретаре Жиленковой Т.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе Забирова Р.В. на решение Тверского гарнизонного военного суда от 10 июля 2015 г. и апелляционное определение Московского окружного военного суда от 24 сентября 2015 г. по административному делу об оспаривании военнослужащим войсковой части <…> капитаном Забировым Р.В. действий командира указанной части, связанных с отказом в оформлении документов для исключения из реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (далее — НИС).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Сокерина С.Г., изложившего обстоятельства административного дела, содержание судебных постановлений, доводы кассационной жалобы и мотивы вынесения определения о ее передаче на рассмотрение суда кассационной инстанции, а также выступление представителя Забирова Р.В. — Буденкова Р.И. в поддержку кассационной жалобы, Судебная коллегия

установила:

Забиров в 2001 г. заключил с Министерством обороны РФ первый контракт о прохождении военной службы. В 2005 г. он окончил высшее военно-учебное заведение с присвоением первого офицерского звания и в настоящее время проходит военную службу по контракту в войсковой части <…>. В 2013 г. на основании поданного Забировым рапорта он включен в реестр участников НИС.

8 июня 2015 г. заявитель обратился к командиру войсковой части <…> с рапортом об исключении его из реестра участников НИС, изъявив желание реализовать право на получение жилого помещения иным способом, предусмотренным законом для категории военнослужащих, к которой он относится. В удовлетворении данной просьбы ему было отказано.

Полагая свои права нарушенными, Забиров обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконными действия командира войсковой части <…>, связанные с отказом в оформлении документов для исключения его из реестра участников НИС; возложить на указанное должностное лицо обязанность по включению его в список для исключения из реестра участников НИС и направлению необходимых документов полномочному должностному лицу для реализации.

Решением Тверского гарнизонного военного суда от 10 июля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением Московского окружного военного суда от 24 сентября 2015 г., в удовлетворении заявления Забирову отказано.

Определением судьи Московского окружного военного суда от 9 февраля 2016 г. в передаче жалобы Забирова для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

В жалобе, адресованной в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации, Забиров выражает несогласие с принятыми по делу судебными постановлениями, просит их отменить и, не передавая дело на новое судебное рассмотрение, принять решение об удовлетворении его требований.

В обоснование своей просьбы автор кассационной жалобы указывает, что судами первой и апелляционной инстанций допущены существенные нарушения норм материального права.

Так, по его мнению, положения ст. 2 Федерального закона от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», ст. 18 Конституции РФ, ч. 1 ст. 9 ГК РФ, ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предполагают, что участие военнослужащего в НИС напрямую зависит от волеизъявления самого военнослужащего, а не усмотрения командования. Ч. 3 ст. 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», предусматривающая основания для исключения военнослужащего из реестра участников НИС, не может применяться отдельно от положений законодательства, предписывающих учитывать желание военнослужащего на участие в НИС. Кроме того, эта норма не содержит запрета на исключение из реестра военнослужащих, не желающих участвовать в НИС и имеющих право на обеспечение жилыми помещениями в ином порядке, и не ограничивает общепризнанный принцип добровольной реализации лицом своих гражданских прав. Иное истолкование норм материального права, данное судами первой и апелляционной инстанций, противоречит действующему законодательству и нарушает единство судебной практики.

По определению судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2016 г. кассационная жалоба Забирова вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что в 2001 г. Забиров заключил с Министерством обороны Российской Федерации первый контракт, а в 2005 г. закончил военно-учебное заведение. В 2013 г. на основании поданного на имя командира войсковой части <…> рапорта о включении в состав участников НИС Забиров с 1 июля 2013 г. был включен в соответствующий реестр. 8 июня 2015 г. им был подан рапорт об исключении из данного реестра, в чем ему командованием было отказано.

Решением Тверского гарнизонного военного суда, с которым согласился Московский окружной военный суд, Забирову отказано в удовлетворении требований к командиру войсковой части <…> о признании незаконным отказа этого должностного лица оформить документы для исключения административного истца из реестра участников НИС. В обоснование принятого решения суд указал, что законом не предусмотрен добровольный порядок исключения из реестра участников НИС.

Однако такой вывод основан на ошибочном истолковании норм материального права.

В силу общеправового принципа, изложенного в п. 2 ст. 1 и п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, граждане осуществляют принадлежащие им права по своему усмотрению, т.е. своей волей и в своем интересе. Из этого следует недопустимость понуждения лиц к реализации определенного поведения, составляющего содержание прав.

Согласно абзацу первому п. 1 и п. 16 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» выделение денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» является одной из форм реализации военнослужащими права на жилище.

Как названные выше законы, так и иные нормативные правовые акты не содержат положений, ограничивающих указанную категорию военнослужащих в возможности не осуществлять данное право.

Показателями исполнения государством своих обязательств в рамках НИС по жилищному обеспечению военнослужащих являются получение ими денежных средств, указанных в ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», или направление уполномоченным федеральным органом кредитору участника НИС средств целевого жилищного займа на цели, предусмотренные п. 2 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» (ч. 3 ст. 11 указанного Закона).

Забиров, будучи участником НИС, не воспользовался деньгами, находящимися на его именном накопительном счете. Целевой жилищный заем ему также не предоставлялся.

Таким образом, в отношении Забирова условия, с которыми закон связывает выполнение государством обязательств по жилищному обеспечению военнослужащих, не наступили. Следовательно, до возникновения указанных обстоятельств он сохраняет возможность выбора иного способа реализации своих жилищных прав, предусмотренного ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Действия должностных лиц, направленные на ограничение военнослужащего в реализации волеизъявления, совершенные до выполнения государственного обязательства по обеспечению его жильем, не основаны на законе.

Обратившись по команде с рапортом об исключении из соответствующего реестра, административный истец тем самым очевидно заявил о нежелании реализовать свое право на жилище в порядке, установленном Федеральным законом «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих».

При таких условиях командованием должно быть реализовано волеизъявление Забирова о закрытии именного накопительного счета участника НИС, поскольку это соответствует требованиям действующего законодательства и не нарушает чьи-либо права и законные интересы, включая публичные.

Согласно ст. 328 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Допущенные судами нарушения норм материального права Судебная коллегия оценивает как существенные, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и принятии нового решения об удовлетворении административного искового заявления Забирова.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 327328п. 5 ч. 1 ст. 329ст. 330 КАС РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих

определила:

решение Тверского гарнизонного военного суда от 10 июля 2015 г. и апелляционное определение Московского окружного военного суда от 24 сентября 2015 г., принятые по административному исковому заявлению Забирова Р.В. в связи с существенным нарушением норм материального права отменить.

Принять по делу новое решение, которым административное исковое заявление Забирова Р.В. удовлетворить.

Признать незаконными действия командира войсковой части <…>, связанные с отказом Забирову Р.В. в оформлении документов для исключения из реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.

Обязать командира войсковой части <…> оформить документы для исключения Забирова Р.В. из реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.

Председательствующий

А.В.ВОРОНОВ

Судьи

А.Н.ЗАМАШНЮК

С.Г.СОКЕРИН

В силу общеправового принципа, изложенного в п. 2 ст. 1 и п. 1 ст. 9
Гражданского кодекса Российской Федерации, граждане осуществляют
принадлежащие им права по своему усмотрению, т. е. своей волей и в своём интересе. Из этого следует недопустимость понуждения лиц к реализации определенного поведения, составляющего содержание прав.Согласно абзацу первому п. 1 и п. 16 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» выделение денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» является одной из форм реализации военнослужащими права на жилище.

Как названные выше законы, так и иные нормативные правовые акты не содержат положений, ограничивающих указанную категорию военнослужащих в возможности не осуществлять данное право.

Показателями исполнения государством своих обязательств в рамках НИС по жилищному обеспечению военнослужащих являются получение ими денежных средств, указанных в ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», или направление уполномоченным федеральным органом кредитору участника НИС средств целевого жилищного займа на цели, предусмотренные п. 2 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» (ч. 3 ст. 11 указанного закона).

Если военнослужащий, будучи участником НИС, не воспользовался деньгами, находящимися на его именном накопительном счете и целевой жилищный заем ему также не предоставлялся, то в его отношении условия, с которыми закон связывает выполнение государством обязательств по жилищному обеспечению военнослужащих, не наступили. Следовательно, до возникновения указанных обстоятельств он сохраняет возможность выбора иного способа реализации своих жилищных прав, предусмотренного ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Действия должностных лиц, направленные на ограничение
военнослужащего в реализации волеизъявления, совершённые до выполнения государственного обязательства по обеспечению его жильём, не основаны на законе.

Обращаясь по команде с рапортом об исключении из соответствующего реестра, военнослужащий тем самым очевидно заявляет о нежелании реализовать свое право на жилище в порядке, установленном Федеральным законом «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих».
При таких условиях командованием должно быть реализовано волеизъявление о закрытии именного накопительного счёта участника НИС, поскольку это соответствует требованиям действующего законодательства и не нарушает чьи-либо права и законные интересы, включая публичные.

Имеет ли супруга (супруг) военнослужащего какие-либо права на приобретенное участником накопительно-ипотечной системы обеспечения жильем военнослужащих жилое помещение в случае развода? Судебная практика не богата соответствующими решениями, но приводимое ниже судебное решение может служить примером для аналогичных спорных ситуаций. Рассматривается спор между военнослужащим, воспользовавшимся ипотечным кредитом для приобретения жилья, и его бывшей супругой, предъявившей свои права на полученное от государства жилье. В решении суда по данному вопросу фамилии, адреса и подобная информация изменены или не приводятся.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2018 г. N 34-П город Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности пункта 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в связи с жалобой гражданина А.В. Удовиченко»

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 471, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности пункта 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина А.В. Удовиченко. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика А.Н. Кокотова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Заявитель по настоящему делу гражданин А.В. Удовиченко оспаривает конституционность пункта 15 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», согласно которому военнослужащим — гражданам, проходящим военную службу по контракту и в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 года N 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» являющимся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, выделяются денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (абзац первый); на указанных военнослужащих-граждан и членов их семей не распространяется действие абзаца двенадцатого пункта 1, пунктов 13, 14, 16 — 19 данной статьи, а также абзацев второго и третьего пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», устанавливающих иные виды жилищных гарантий для военнослужащих и членов их семей (абзац второй).

1.1. Как следует из представленных Конституционному Суду Российской Федерации материалов, А.В.Удовиченко, проходивший военную службу по контракту во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации с 3 августа 1993 года, и члены его семьи (супруга и несовершеннолетний ребенок) решением жилищной комиссии воинской части от 30 апреля 2014 года были признаны нуждающимися в жилом помещении для постоянного проживания. Приказом командующего войсками Северо-Западного регионального командования внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации от 17 мая 2014 года заявитель был уволен с военной службы по основанию, предусмотренному подпунктом «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе), общая продолжительность его военной службы на момент увольнения составила 20 лет 7 месяцев 28 дней; 21 июля 2014 года он был исключен из списков личного состава воинской части.

Решением жилищной комиссии воинской части от 1 августа 2015 года А.В.Удовиченко и члены его семьи были исключены из списков нуждающихся в жилом помещении, поскольку супруга заявителя, проходящая военную службу по контракту в звании прапорщика, в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» является участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 2 марта 2017 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 19 июля 2017 года, А.В. Удовиченко было отказано в удовлетворении исковых требований в том числе об оспаривании указанного решения жилищной комиссии, обязании включить в список нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и предоставить жилое помещение по договору социального найма. При этом со ссылкой на пункт 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» суды указали, что А.В. Удовиченко, являясь членом семьи лица, проходящего военную службу по контракту и включенного в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, не может быть обеспечен жилым помещением иным способом, нежели путем приобретения или строительства жилых помещений по программе накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих. На момент вступления в силу указанных судебных постановлений право супруги заявителя на обеспечение ее и членов ее семьи жилым помещением по накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих не реализовано.

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение противоречит статьям 19 и 40 Конституции Российской Федерации, поскольку лишает его приобретенного им на основании Федерального закона «О статусе военнослужащих» права на получение от государства жилого помещения для постоянного проживания, предусматривая лишь возможность обеспечения его в будущем жилым помещением в рамках накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих как супруга военнослужащего — участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, тем самым существенно ухудшая его положение как адресата установленных законом жилищных гарантий.

1.2. В силу статей 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», конкретизирующих статью 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобу гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, если придет к выводу, что оспариваемые законоположения затрагивают конституционные права и свободы и что имеется неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли эти законоположения Конституции Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм.

Таким образом, пункт 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой на его основании разрешается вопрос о прекращении права военнослужащего, проходящего военную службу по контракту или уволенного с нее, на предоставление ему жилого помещения согласно положениям данного Федерального закона в связи с участием супруги (супруга) этого военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих.

2. Конституция Российской Федерации, закрепляя право каждого на жилище и обязывая органы государственной власти создавать условия для осуществления данного права (статья 40, части 1 и 2), предусматривает, что малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (статья 40, часть 3).

Относя к лицам, которые обеспечиваются жильем бесплатно или за доступную плату, в частности, военнослужащих, федеральный законодатель исходил из того, что военная служба, по смыслу статей 32 (часть 4), 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71 (пункт «м»), 72 (пункт «б» части 1) и 114 (пункты «д», «е» части 1), представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах, а лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции; этим, а также самим характером военной службы, предполагающей выполнение военнослужащими задач, которые сопряжены с опасностью для их жизни и здоровья и иными специфическими условиями прохождения службы, определяется особый правовой статус военнослужащих, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству, что требует от федерального законодателя установления для данной категории граждан дополнительных мер социальной защиты, в том числе в сфере жилищных отношений (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 3 февраля 2010 года N 3-П, от 27 февраля 2012 года N 3-П, от 15 октября 2012 года N 21-П, от 5 июня 2013 года N 12-П, от 22 ноября 2013 года N 25-П, от 16 ноября 2017 года N 29-П и от 19 апреля 2018 года N 16-П).

Особое место в конкретизации конституционных гарантий жилищных прав военнослужащих занимают федеральные законы «О статусе военнослужащих» (вступил в силу в части закрепления жилищных прав военнослужащих с 1 января 1998 года) и «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» (вступил в силу с 1 января 2005 года), которые устанавливают порядок обеспечения жилищных прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей.

3. В соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются жилищная субсидия или жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными статьей 151 данного Федерального закона (абзац двенадцатый пункта 1 статьи 15).

При этом граждане, уволенные с военной службы, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилищной субсидией или жилыми помещениями, не могут быть без их согласия сняты с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилищной субсидией или жилыми помещениями в порядке, предусмотренном данным Федеральным законом для военнослужащих (пункт 13 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).

Согласно Федеральному закону «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» реализация права на жилище участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих осуществляется посредством: формирования накоплений для жилищного обеспечения на именных накопительных счетах участников и последующего использования этих накоплений; предоставления целевого жилищного займа; выплаты по решению федерального органа исполнительной власти и федерального государственного органа, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета, выделяемых соответствующим федеральному органу исполнительной власти и федеральному государственному органу, в размере и в порядке, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации, денежных средств, дополняющих накопления для жилищного обеспечения, учтенные на именном накопительном счете участника, до расчетного размера денежных средств, которые мог бы накопить участник накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих в период от даты предоставления таких средств до даты, когда общая продолжительность его военной службы в календарном исчислении могла бы составить двадцать лет (без учета дохода от инвестирования) (часть 1 статьи 4); накопления для жилищного обеспечения формируются за счет учитываемых на именных накопительных счетах участников накопительных взносов за счет средств федерального бюджета; доходов от инвестирования накоплений для жилищного обеспечения; иных не запрещенных законодательством Российской Федерации поступлений (часть 1 статьи 5); накопительные взносы, перечисляемые ежеквартально из федерального бюджета на одного участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, учитываются на именном накопительном счете участника в течение всего периода его военной службы в соответствии с утверждаемыми Правительством Российской Федерации правилами функционирования накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (часть 3 статьи 5).

К участникам накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих относятся: лица, окончившие военные профессиональные образовательные организации или военные образовательные организации высшего образования и получившие в связи с этим первое воинское звание офицера начиная с 1 января 2005 года, при этом указанные лица, заключившие первые контракты о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, могут стать участниками, изъявив такое желание; офицеры, призванные на военную службу из запаса или поступившие в добровольном порядке на военную службу из запаса и заключившие первый контракт о прохождении военной службы начиная с 1 января 2005 года; прапорщики и мичманы, общая продолжительность военной службы по контракту которых составит три года начиная с 1 января 2005 года, при этом указанные лица, которые заключили первые контракты о прохождении военной службы до 1 января 2005 года и общая продолжительность военной службы по контракту которых по состоянию на 1 января 2005 года составляла не более трех лет, могут стать участниками, изъявив такое желание; сержанты и старшины, солдаты и матросы, заключившие второй контракт о прохождении военной службы не ранее 1 января 2005 года, изъявившие желание стать участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих; лица, окончившие военные образовательные учреждения профессионального образования в период после 1 января 2005 года до 1 января 2008 года и получившие первое воинское звание офицера в процессе обучения, могут стать участниками, изъявив такое желание; лица, получившие первое воинское звание офицера в связи с поступлением на военную службу по контракту на воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание офицера, начиная с 1 января 2005 года, при этом указанные лица, получившие первое воинское звание офицера до 1 января 2008 года, могут стать участниками, изъявив такое желание; военнослужащие, получившие первое воинское звание офицера в связи с назначением на воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание офицера, начиная с 1 января 2005 года, общая продолжительность военной службы по контракту которых составляет менее трех лет, при этом указанные лица, получившие первое воинское звание офицера до 1 января 2008 года, могут стать участниками, изъявив такое желание; военнослужащие, окончившие курсы по подготовке младших офицеров и получившие в связи с этим первое воинское звание офицера начиная с 1 января 2005 года, общая продолжительность военной службы по контракту которых составляет менее трех лет, при этом указанные лица, получившие первое воинское звание офицера до 1 января 2008 года, могут стать участниками, изъявив такое желание (часть 1 статьи 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих»).

Данный Федеральный закон предусматривает, что основанием возникновения права на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, является: общая продолжительность военной службы, в том числе в льготном исчислении, двадцать лет и более; увольнение военнослужащего, общая продолжительность военной службы которого составляет десять лет и более: по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; по состоянию здоровья — в связи с признанием его военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе; в связи с организационно-штатными мероприятиями; по семейным обстоятельствам, предусмотренным законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе; исключение участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих из списков личного состава воинской части в связи с его гибелью или смертью, признанием его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявлением его умершим; увольнение военнослужащего по состоянию здоровья — в связи с признанием его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе (статья 10). ( примечание —- именно право на использование накоплений будет являтся причиной снятия обременений ! причем данное право имеет дату и причину возникновения ) 

Таким образом, с 1 января 2005 года в Российской Федерации действуют одновременно две основные модели обеспечения военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, жилыми помещениями, предусмотренные соответственно Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и Федеральным законом «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих». Военнослужащие — граждане, заключившие первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, независимо от даты их увольнения с военной службы обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, установленном Федеральным законом «О статусе военнослужащих», притом что определенные категории таких военнослужащих вправе стать участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих. В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» для большинства военнослужащих, на которых распространяется накопительно-ипотечная система жилищного обеспечения военнослужащих, участие в ней является обязательным.

4. В целях реализации положений Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» подпунктом «г» пункта 1 Федерального закона от 8 мая 2006 года N 66-ФЗ «О внесении изменений в статьи 15 и 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» статья 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» была дополнена пунктом 15, согласно абзацу второму которого на военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, являющихся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, и членов их семей не распространяется действие абзаца двенадцатого пункта 1, пунктов 13, 14, 16-19 данной статьи, а также абзацев второго и третьего пункта 1 статьи 23 данного Федерального закона, регламентирующих иные виды жилищных гарантий для военнослужащих (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 405-ФЗ).

Само по себе такое ограничение, принятое в рамках дискреции федерального законодателя, основано, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, на вытекающем из Конституции Российской Федерации принципе социальной справедливости и направлено на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления военнослужащим (и членам их семей) жилищных гарантий, установленных Федеральным законом «О статусе военнослужащих» (определения от 23 декабря 2014 года N 2893-О, от 29 января 2015 года N 117-О, от 9 июня 2015 года N 1223-О и др.). ( примечание — право на использование накоплений не наступило и никто не знает — будет ли это жилье , или это будут долги перед банком и МО (ФСБ, ВНГ ) 

Вместе с тем, как из буквального смысла оспариваемого пункта 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», так и смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой, следует, что в случае, когда военнослужащий, заключивший первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, продолжающий прохождение службы или уволенный с нее после указанной даты, имеет супругу (супруга), проходящую (проходящего) военную службу по контракту, участие которой (которого) в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих является обязательным в силу части 1 статьи 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», на такого военнослужащего не распространяются жилищные гарантии, установленные абзацем двенадцатым пункта 1, пунктами 13, 14, 16 — 19 статьи 15, а также абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Это означает, что с момента вступления супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечную систему жилищного обеспечения военнослужащих такой военнослужащий утрачивает независимо от своего волеизъявления ранее возникшее на основании Федерального закона «О статусе военнослужащих» право на предоставление жилого помещения и реализация его потребностей в жилье зависит от реализации жилищных прав супруги (супруга) в соответствии с Федеральным законом «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих». При этом действующее законодательство (часть 3 статьи 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих») не предусматривает такого основания исключения военнослужащего, участвующего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, из реестра ее участников, как обеспечение его жилым помещением в качестве члена семьи военнослужащего в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих». Между тем само по себе признание военнослужащего участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих и включение его в соответствующий реестр не свидетельствует о реализации им указанного вида жилищной гарантии, поскольку, по общему правилу, право на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, возникает при достижении общей продолжительности военной службы двадцать лет и более или при наличии определенных оснований для увольнения со службы в случае достижения общей продолжительности военной службы десять лет и более (пункт 2 статьи 3, статьи 9 и 10 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих»).

Такое правовое регулирование не имеет объективного и разумного оправдания, ставит военнослужащих, заключивших первый контракт на прохождение военной службы до 1 января 2005 года, продолжающих проходить военную службу или уволенных с нее после этой даты и имеющих супругу (супруга), участвующую (участвующего) в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, в неравное положение с военнослужащими этой же категории, не состоящими в супружеских отношениях с военнослужащими — участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод (статья 17, часть 3; статья 19, части 1 и 2; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации).

Указанное правовое регулирование нарушает также принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который, помимо прочего, предполагает, что приобретенное гражданами на основе ранее действовавшего правового регулирования право будет уважаться властями и будет реализовано (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2001 года N 8-П, от 20 апреля 2010 года N 9-П, от 25 июня 2015 года N 17-П и от 19 апреля 2018 года N 16-П).

Таким образом, пункт 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 40 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой он в системе действующего правового регулирования препятствует реализации возникшего права военнослужащего, заключившего первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, продолжающего прохождение военной службы или уволенного с нее после указанной даты, на предоставление ему и членам его семьи, включая супругу (супруга), жилого помещения согласно положениям данного Федерального закона в связи с участием супруги (супруга) этого военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, независимо от волеизъявления военнослужащего и его супруги (супруга) воспользоваться таким способом осуществления права на обеспечение жилым помещением вместо участия супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих.

Федеральному законодателю надлежит — исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, — внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 471, 71, 72, 74, 75, 78, 79, 80 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать пункт 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 40 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой он в системе действующего правового регулирования препятствует реализации возникшего права военнослужащего, заключившего первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, продолжающего прохождение военной службы или уволенного с нее после указанной даты, на предоставление ему и членам его семьи, включая супругу (супруга), жилого помещения согласно положениям данного Федерального закона в связи с участием супруги (супруга) этого военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, независимо от волеизъявления военнослужащего и его супруги (супруга) воспользоваться таким способом осуществления права на обеспечение жилым помещением вместо участия супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих.

2. Правоприменительные решения по делу гражданина Удовиченко Анатолия Владимировича, основанные на пункте 15 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», признанном настоящим Постановлением не соответствующим Конституции Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном порядке.

3. Федеральному законодателю надлежит — исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, — внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, вытекающие из настоящего Постановления.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

ОСВС ст 15 : 

15. Военнослужащим-гражданам, проходящим военную службу по контракту и в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 года N 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» являющимся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, выделяются денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 января 2014 года Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 405-ФЗ

На указанных военнослужащих-граждан и членов их семей не распространяется действие абзаца двенадцатого пункта 1, пунктов 13, 14, 16-19 настоящей статьи, а также абзацев второго и третьего пункта 1 статьи 23 настоящего Федерального закона. ( примечание : это абзацы для категорий до и после 1998 года) 
(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 января 2014 года Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 405-ФЗ
(Пункт дополнительно включен с 22 мая 2006 года Федеральным законом от 8 мая 2006 года N 66-ФЗ; в редакции, введенной в действие с 6 июля 2012 года Федеральным законом от 25 июня 2012 года N 90-ФЗ.

____________________________________________________________________

Пункт 15 настоящей статьи признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 40 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой он в системе действующего правового регулирования препятствует реализации возникшего права военнослужащего, заключившего первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, продолжающего прохождение военной службы или уволенного с нее после указанной даты, на предоставление ему и членам его семьи, включая супругу (супруга), жилого помещения согласно положениям данного Федерального закона в связи с участием супруги (супруга) этого военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, независимо от волеизъявления военнослужащего и его супруги (супруга) воспользоваться таким способом осуществления права на обеспечение жилым помещением вместо участия супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих — постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2018 года N 34-П

   02 марта 2017 г.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ Р. Ф.

Красносельский районный суд Санкт-Петербурга в составе:

председательствующего судьи Овчарова В.В.,

при участии прокурора Балашова В.В.,

при секретаре Прошукало А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Удовиченко А. В. к войсковой части 5556, войсковой части 3278, Северо-Западному Региональному командованию ВВ МВД РФ об оспаривании решения жилищной комиссии, обязании включить в список нуждающихся в жилых помещения по договору социального найма, обязании предоставить жилое помещение по договору социального найма, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов, по встречному иску войсковой части 3278 к Удовиченко А. В., Самусевич Н. В., Удовиченко Д. А., о выселении из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения,

В период прохождения военной службы истец относился к категории военнослужащих, обеспечиваемых на весь период военной службы служебными жилыми помещениями, а при увольнении с военной службы подлежал бы обеспечению жильём в натуре или жилищной субсидией в соответствии с абз. 12 ч. 1 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих. Но в соответствии с требованиями пункта 15 статьи 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» — истец является членом семьи участника накопительно-ипотечной системы, при увольнении обеспечению жилым помещением для постоянного проживания не подлежит.

В соответствии с п. 15 ст. 15 Федерального закона <дата> N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащим-гражданам, проходящим военную службу по контракту и в соответствии с Федеральным законом от <дата> № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» являющимся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, выделяются денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с абз. 2 п. 15 ст. 15 Федерального закона от <дата> №76-ФЗ «О статусе военнослужащих» на военнослужащих-граждан, проходящих военную службу по контракту, являющихся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, и членов их семей не распространяется действие абзаца двенадцатого пункта 1, пунктов 13 и 14 настоящей статьи, а также абзацев второго и третьего пункта 1 статьи 23 настоящего Федерального закона.

Из анализа указанных правовых норм следует, что Удовиченко А.В., являясь членом семьи Самусевич Н.В., не может быть обеспечен жилым помещением иным способом, чем приобретение или строительство жилых помещений по программе накопительно-ипотечной системы.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 (ред. от 06.02.2007) О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака

1. При принятии искового заявления о расторжении брака судье необходимо учитывать, что согласно ст. 17 СК РФ муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года после рождения ребенка. Это положение распространяется и на случаи, когда ребенок родился мертвым или умер до достижения им возраста одного года. При отсутствии согласия жены на рассмотрение дела о расторжении брака судья отказывает в принятии искового заявления, а если оно было принято, суд прекращает производство по делу (п. 1 ч. 1 ст. 134, абзац 2 ст. 220 ГПК РФ). Указанные определения не являются препятствием к повторному обращению в суд с иском о расторжении брака, если впоследствии отпали обстоятельства, перечисленные в ст. 17 СК РФ.

2. Расторжение брака по взаимному согласию супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей, в силу п. 1 ст. 19 СК РФ производится в органах записи актов гражданского состояния независимо от наличия либо отсутствия между супругами спора о разделе имущества, являющегося их общей совместной собственностью, о выплате средств на содержание нетрудоспособного нуждающегося супруга. Исключение составляют случаи, когда один из супругов, несмотря на отсутствие у него возражений, уклоняется от расторжения брака, например отказывается подать совместное заявление о расторжении брака либо отдельное заявление в случае, когда он не имеет возможности лично явиться в орган записи актов гражданского состояния для подачи совместного заявления (п. 2 ст. 21 СК РФ, ст. 33 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния»).

7. Исковое заявление о расторжении брака должно отвечать требованиям ст. ст. 131132 ГПК РФ. В нем, в частности, указывается, когда и где зарегистрирован брак; имеются ли общие дети, их возраст; достигнуто ли супругами соглашение об их содержании и воспитании; при отсутствии взаимного согласия на расторжение брака — мотивы расторжения брака; имеются ли другие требования, которые могут быть рассмотрены одновременно с иском о расторжении брака. К заявлению прилагаются: свидетельство о заключении брака, копии свидетельств о рождении детей, документы о заработке и иных источниках доходов супругов (если заявлено требование о взыскании алиментов) и другие необходимые документы.

19. Течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

03 марта 2011 года

Суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело поиску Б.О. к Б.М. о разделе совместно нажитого имущества и признании права собственности на ___ долю квартиры.

установил:

Б.О. обратилась в суд с иском к Б.М. о разделе совместно нажитого имущества в виде квартиры по адресу: <адрес>. Просила суд разделить указанную квартиру, выделив ей в собственность ___ доли жилого помещения.

В обоснование своих требований истец пояснила, что состоит с ответчиком в браке с ДД.ММ.ГГГГ. Спорная квартира, была приобретена совместно на кредитные средства, предостав­ленные «БАНКОМ» по программе «Военная ипотека». Квартира находится в залоге у «БАНКА» и Министерства обороны Российской ФедерацииСвидетельство о праве собственности на квартиру выдано на имя ответчика, кредит также оформлен на него. В силу норм семейного законодательства истец имеет право на долю квартиры, приобретенной в браке, в связи с чем просила суд заявленные требования удовлетворить.

Представитель истца по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ Н. в судебном заседании заявленные требования поддержал в полном объеме. Дополнительно пояснил, что права граждан в семье могут быть ограничены только на основании федерального закона. Для соблюдения презумпции общности супружеского имущества необходимо прямое указание закона на то, что данный вид имущества является раздельной собственностью одного из супругов. Согласно ч. 2 ст. 34 СК РФ не относятся к общему имуществу супругов выплаты, имеющие специальное целевое значение, которые по своей правовой природе относятся к числу компенсационных выплат. Между тем спорная квартира приобретена на средства целевого жилищного займа, предоставленного ответчику по программе «Военная ипотека», который не является компенсационной выплатой, а направлен на приобретение недвижимого имущества. Таким образом, право собственности ответчика на квартиру возникло в административно-правовом порядке в силу ФЗ № 117-ФЗ, что недостаточно для исключения спорной квартиры из режима общей совместной собственности. То обстоятельство, что в указанном Законе не упоминаются права членов семьи военнослужащего на приобретаемую квартиру, не означает отсутствие этих прав, семейные правоотношения данным Законом не регулируются. Для оформления кредита ответчик получил нотариальное согласие от истца на приобретение квартиры, что также является подтверждени­ем законодательно закрепленного принципа презумпции согласия супруга на право распоряжения совместно нажитым имуществом. При таких обстоятельствах требования истца подлежат удовлетворению.

Ответчик Б.М. в судебное заседание явился, против удовлетворения иска возражал. При этом пояснил, что стал участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих еще до заключения брака с истцом. Законодательство, регулирующее механизм предоставления целевого жилищного займа по указанной системе, предусматривает участие в этом только военнослужащих и никак не связывает возможность включения военнослужащего в реестр участников НИП (накопительно-ипотечной программы) с наличием или отсутствием у него семьи. Необходимость согласия супруги на сделку по приобретению недвижимого имущества является обязательным условием для регистрации сделки — договора купли-продажи. Однако наличие или отсутствие такого согласия не влияет на выдачу или невыдачу лицу, состоя­щему в браке, целевого жилищного займа в рамках программы по ипотечному кредитованию военнослужащих. Законодательством ежегодно устанавливается размер накопительного взноса на одного участника НИП, включенного в реестр. Размер накопительного взноса на одного участника определяется Правительством Российской Федерации. Учитывая характер военной службы, предусматривающей выполнение специфических задач, которые сопряжены с опасностью для жизни и здоровья, а также с иными специфическими условиями прохождения службы, обуславливается правовой статус самих военнослужащих, выражающийся, в частности, в порядке обеспечения их жильем на основе специального законодательства и по специальным правилам. Государством предоставлена военнослужащим возможность решения жилищной проблемы посредством участия в НИП. И эта возможность, а также денежная сумма, выделяемая на это, в рамках ипотечной жилищной программы, не связаны с наличием у военнослужащего семьи, детей. Иное необоснованно ставило бы под сомнение жилищные права военнослужащих, не имеющих семей. Таким образом, спорная квартира приобретена в браке, но на средства, предоставленные государством ответчику’как военнослужащему, что не связано с количеством членов семьи и с тем, состоит ли он в браке или нет. При таких обстоятельствах квартира явля­ется собственностью только ответчика и не может быть включена в состав совместно нажитого в браке имущества, в связи с чем не подлежит разделу, а требования истца не подлежат удовлетворению.

Третье лицо — «БАНК» извещено о времени и месте судебного разбирательства. Представитель в судебное заседание не явился, представлено заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя банка. Ранее по делу представлены возражения против удовлетворения иска. Указано, что ответчик приобрел право собственности на квартиру на ос­новании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, за счет денежных средств, предоставленных Министерством обороны Российской Федерации по договору № от ДД.ММ.ГГГГ целевого жилищного займа, предоставленного ему как участнику НИС для погашения первоначального взноса при получении ипотечного кредита и погашения обязательств по ипотечному кредиту, а также средств, полученных от «БАНКА» по кредитному договору №/КД от ДД.ММ.ГГГГ. Поскольку к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), не относятся денежные средства, имеющие специальное целевое назначение, то спорная квартира не является совместно нажитым имуществом сторон. Кроме того, супруга ответчика не является военнослужащим и не участвует в указанной программе, также она не является созаемщиком по кредитному договору. В рамках правового регулирования программы накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих ни условия получения целевого займа, ни условия заключения кредитного договора не предполагают какого-либо участия супруга (супруги) военнослужащего как в совершении сделки, так и в ее последующем исполнении. Также не предполагается применение к супруге (супругу) военнослужащего каких-либо мер гражданско-правовой ответственности в случае неисполнения обязательств по кредитному договору. Кроме того, установленный законом порядок возврата целевого жилищного займа возлагает обязанность по возврату займа только на военнослужащего — участника программы и не привлекает к этому его супругу (супруга). При таких обстоятельствах требования истца удовлетворению не подлежат.

Третье лицо — Министерство обороны Российской Федерации извещено о времени и месте судебного разбирательства. В судебное заседание представитель не явился, возражений не представлено.

Третье лицо — ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» извещено о времени и месте судебного разбирательства. Представитель в судебное заседание не явился, возражений не представлено.

С учетом мнения сторон суд рассмотрел дело в отсутствие не явившихся лиц в порядке ст. 167 ГПК РФ.
СУД УСТАНОВИЛ : 
Оценив собранные по делу доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, учитывая пояснения сторон, суд приходит к выводу о том, что заявленные Б.О. требования не подлежат удовлетворению.

Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Материалами дела установлено, что Б.О. и Б.М. состоят в зарегистрированном браке с ДД.ММ.ГГГГ. От брака у сторон <данные изъяты>.

ДД.ММ.ГГГГ между Б.М. и ФИОЗ заключен договор купли-продажи квартиры по адресу: <адрес>, за цену <данные изъяты> рублей.

Согласно условиям данного договора денежная сумма в счет уплаты за приобретаемую квартиру выплачивается покупателем Б.М. за счет средств:

предоставляемого ипотечного кредита по Кредитному договору № от ДД.ММ.ГГГГ (заключен­ному между Б. М. и «БАНКОМ») в размере <данные изъяты >;

целевого жилищного займа (по договору целевого жилищного займа N9 от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному между Б.М. и <данные изъяты>;

собственных средств покупателя в сумме < данные изъяты>.

Право собственности Б.М. на указанный объект недвижимого имущества зарегистрировано в <адрес>, о чем выдано соответствующее свидетельство о праве собственности от ДД.ММ.ГГГГ, с указанием обременения права: ипотека в силу закона.

С ДД.ММ.ГГГГ владельцем закладной является ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» (компания со 100%-ным государственным капиталом).

Из материалов дела следует, что Б.М. с <данные изъяты> является военнослужащим. <данные изъяты> стал участником накопительно-ипотечной программы жилищного обеспечения военнослужащих, предусмотренной Федеральным законом «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» от 20.08.2004 года № 117-ФЗ, и приобрел право на получение целевого жилищного займа (ст. 14 Закона). В установленном порядке был открыт именной накопительный счет участника программы Б.М.

Ежемесячно из федерального бюджета на именной накопительный счет ответчика поступают денежные средства в размере накопительного взноса, устанавливаемого ежегодно законом о федеральном бюджете на соответствующий год. Данные денежные средства имеют целевое назначение — жилищное обеспечение военнослужащего.

К моменту оформления документов по приобретению жилья на указанном выше счете Б.М. находилось <данные изъяты>, которые были внесены как первоначальный взнос за квартиру при оформлении кредита с банком в соответствии с п. 2 договора № от ДД.ММ.ГГГГ (л. д. 134).

После оформления сделки и регистрации права собственности за покупателем поступающие на счет средства перечисляются <данные изъяты> в счет погашения задолженности ответчика по ипотечному кредиту на приобретение спорного жилого помещения также на основании п. 2 договора № от ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается выпиской из лицевого счета (л. д. 145, 158).

Таким образом, обязательства ответчика по кредитному договору, заключенному между ним и «БАНКОМ» от ДД.ММ.ГГГГ, исполняет уполномоченный федеральный орган исполнительной власти — Министерство обороны Российской Федерации в лице <данные изъяты>, в соответствии с заключенным с ним договором целевого жилищного займа от ДД.ММ.ГГГГ №.

Усматривается, что в силу норм указанного Закона (№ 117-ФЗ) право военнослужащего на вступление в программу жилищного обеспечения военнослужащих не связано с наличием супруга (супруги), детей, и обусловлено только статусом участника как военнослужащего. Право на заключение договора целевого жилищного займа с <данные изъяты> также ограничено только лишь сроком участия в программе — не ранее чем через три года после вступления военнослужащего в программу НИС.

Право на использование накоплений наступает при условиях, указанных в ст. 10 Закона, обязанности участников накопительно-ипотечной системы предусмотрены ч. 2 ст. 11 Закона, согласно которой возвратить предоставленный целевой жилищный заем участник обязан лишь в случаях и в порядке, которые определены указанным Федеральным законом (ст.ст.13,15 Закона).

Размер накопительного взноса устанавливается ежегодно законодательством на одного военнослужащего, без учета членов его семьи, и сумма накоплений для жилищного обеспечения зависит только от продолжительности военной службы.

Возможная стоимость приобретаемого жилого помещения в порядке, предусмотренном указанным Законом, складывается из размера целевых денежных средств на именном накопительном счете участника программы (что зависит от выслуги с даты возникновения основания для включения в реестр участников НИС)
 и размера предоставляемого кредита (срок предоставления кредита соответствует сроку предоставления ЦЖЗ, т. е. до достижения уча­стником НИС 45 лет (предельный возраст). С ДД.ММ.ГГГГ сумма предоставляемого кредита на 20 лет составляет до 2,0 млн рублей).

В случае если стоимость приобретаемого жилья превышает размер суммы указанных составляющих целевого жилищного займа, военнослужащий вправе внести по договору купли-продажи жилого помещения свои денежные средства в недостающем размере. Так, в счет приобретения спорной квартиры по договору купли-продажи покупателем Б.М. были вложены собственные средства в сумме <данные изъяты>.

Требований о разделе между сторонами указанной суммы денежных средств как совместно нажитых истец в ходе рассмотрения дела не заявляла.

С учетом изложенного суд приходит к выводу о том, что спорная квартира приобретена в целом не за счет общих доходов супругов, а за счет денежных выплат, имеющих специальное целевое назначение, предоставленных Б.М. без учета его семейного положения, право на которые неразрывно связано только с его статусом как военнослужащего.

Таким образом, в силу ст. 34 СК РФ спорное жилое помещение не является совместно нажитым сторонами имуществом и не подлежит разделу в порядке, предусмотренном семейным законодательством.


Довод истца о том, что полученный ответчиком целевой жилищный заем не относится к числу компенсационных выплат, а поэтому является общим имуществом супругов, суд не считает обоснованным. Указанный в ч. 2 ст. 34 СК Российской Федерации перечень денежных выплат, имеющих специальное целевое назначение, не входящих в состав совместно нажитого имущества, носит примерный характер и не является исчерпывающим. Прямого указания на то, что в состав совместного имущества супругов не входят выплаты только компенсационного характера, в законе не имеется.

Получение ответчиком спорного жилого помещения в административно-правовом порядке опровергается наличием договора купли-продажи, на основании которого совершена регистрация права собственности на квартиру за покупателем Б.М.

Таким образом, доводы ответчика Б.М. о том, что спорное жилое помещение приобретено им не за счет общих доходов с Б.О. в период брака и в силу ч. 2 ст. 34 СК РФ не является общим имуществом супругов, нашли свое подтверждение в ходе рассмотрения дела, в связи с чем заявленные истцом требования не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 195 — 198 ГПК РФ,

решил:

В удовлетворении исковых требований Б.О. к Б.М. о разделе совместно нажитого имущества и признаний права собственности на <данные изъяты> долю квартиры отказать.

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней.

Председательствующий.

В решении однозначно обозначена позиция суда по вопросу раздела имущества — жилого помещения, приобретенного военнослужащим посредством использования средств целевого жилищного займа. По мнению суда, жилое помещение приобретено «не за счет общих доходов супругов, а за счет денежных выплат, имеющих специальное целевое назначение», которые были предоставлены военнослужащему в связи с тем, что он обладает соответствующим статусом.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 января 2017 г. N 58-КГ16-25 Суд отменил принятые судебные акты и направил дело о разделе совместно нажитого имущества на новое рассмотрение, поскольку приобретённая сторонами в период брака квартира за счёт участия одного из супругов в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих является их совместной собственностью, в связи с чем вывод суда о том, что спорная квартира относится к личной собственности ответчика, не основан на законе 
20 марта 2017 
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: 

председательствующего Юрьева И.М., 

судей Горохова Б.А., Киселёва А.П. 

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело 

по иску Токаревой В.В. к Токареву Т.В. о разделе совместно нажитого имущества, 

по встречному иску Токарева Т.В. к Токаревой В.В. о разделе совместно нажитого имущества 

по кассационной жалобе Токаревой В.В. на решение Центрального районного суда г. Хабаровска от 11 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 февраля 2016 г. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя третьего лица Министерства обороны Российской Федерации — Кикеевой Л.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила: 

Токарева В.В. обратилась в суд с иском к Токареву Т.В. о разделе совместно нажитого имущества, мотивируя требования тем, что с 24 августа 2007 г. по 15 августа 2013 г. состояла с Токаревым Т.В. в браке. В период брака сторонами приобретены квартира, расположенная по адресу: …, …, и автомобиль … Поскольку спорное имущество является совместно нажитым имуществом супругов, соглашения о его разделе между сторонами не достигнуто, истец с учётом изменённых требований просила признать за Токаревой В.В. и Токаревым Т.В. право собственности на 1/2 доли за каждым вышеназванной квартиры, взыскать с ответчика половину суммы арендной платы, полученной ответчиком за аренду спорной квартиры, в размере 270 000 руб. Автомобиль «…» истец просила выделить в собственность Токарева Т.В., взыскав в её пользу компенсацию стоимости 1/2 доли автомобиля в сумме 195 000 руб. 

Также Токарева В.В. указала, что в период брака ею был заключён с ОАО «Сбербанк России» кредитный договор от 29 ноября 2011 г. № …, по условиям которого Токаревой В.В. предоставлен кредит на сумму 381 000 руб., под 15,750 процента годовых на срок 60 месяцев — до 26 ноября 2016 г. Кроме того, 5 апреля 2012 г. между Токаревой В.В. и ОАО «Сбербанк России» заключён договор о выпуске кредитной карты № …, по условиям которого лимит кредита составил 45 000 руб. Истец просила признать долг по указанным кредитным договорам общим обязательством супругов, разделить долг между ними в равных долях. 

Токарев Т.В. обратился в суд со встречным исковым заявлением о разделе совместно нажитого имущества, ссылаясь на то, что в период брака сторонами был приобретён автомобиль «…», года выпуска, и в интересах семьи Токаревым Т.В. был заключён с ОАО «Восточный экспресс» кредитный договор от 26 марта 2012 г. на сумму 180 000 руб., размер задолженности по которому на момент расторжения брака составил 130 031 руб. 99 коп. Просил транспортное средство марки «…» стоимостью 460 000 руб. передать в собственность Токаревой В.В., взыскав с неё в пользу Токарева Т.В. денежную компенсацию в размере 230 000 руб. Также просил взыскать с Токаревой В.В. денежную сумму в размере 65 000 руб., выплаченную Токаревым Т.В. после расторжения брака в счёт погашения общего долга по кредитному договору (1/2 суммы долга). 

Решением Центрального районного суда г. Хабаровска от 11 ноября 2015 г. исковые требования Токаревой В.В. и встречные исковые требования Токарева Т.В. о разделе совместно нажитого имущества удовлетворены частично. 

Произведён раздел совместно нажитого имущества супругов, в собственность Токарева Т.В. выделен автомобиль «…», в собственность Токаревой В.В. передан автомобиль «…» с присуждением сторонам соответствующей денежной компенсации 1/2 стоимости автомобилей, долг по кредитным договорам распределён между ними в равных долях со взысканием денежной компенсации в размере 1/2 доли выплаченного после расторжения брака долга. 

В остальной части исковых требований Токаревой В.В. и Токареву Т.В. отказано. 

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 февраля 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. 

В кассационной жалобе Токарева В.В. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных, в части отказа в разделе квартиры и взыскания денежной суммы, полученной ответчиком за аренду квартиры. 

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 22 декабря 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения суда первой инстанции и апелляционного определения в части отказа в удовлетворении иска Токаревой В.В. о разделе квартиры и взыскании денежной суммы, полученной ответчиком за аренду квартиры. 

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. 

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций. 

Судом установлено и из материалов дела следует, что Токарева В.В. и Токарев Т.В. с 24 августа 2007 г. по 15 августа 2013 г. состояли в зарегистрированном браке (т. 1, л.д. 7, 10-12). 

Токарев Т.В. проходит военную службу по контракту и является участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (т. 1, л.д. 177). 

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных данным Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счёт средств федерального бюджета. 

Право военнослужащих на жилище в рамках указанного Закона реализуется в форме предоставления военнослужащим и совместно проживающим с ними членам их семей федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, субсидии для приобретения или строительства жилого помещения либо жилых помещений, находящихся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма. 

Кроме того, пунктом 15 статьи 15 Закона предусмотрена возможность реализации указанного права военнослужащих в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» путём участия в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, которая предполагает выделение денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений. 

В силу пунктов 1 и 2 части 1 статьи 4 Федерального закона от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» реализация права на жилище участниками накопительно-ипотечной системы осуществляется посредством: формирования накоплений для жилищного обеспечения на именных накопительных счетах участников и последующего использования этих накоплений; предоставления целевого жилищного займа. 

В целях реализации права на жилище 1 декабря 2010 г. между Министерством обороны Российской Федерации (займодавец) и Токаревым Т.В. (заёмщик) был заключён договор целевого жилищного займа № … предоставляемого участнику накопительно-ипотечной системы, которым заёмщику был предоставлен целевой жилищный заём в размере 534 314 руб. 29 коп. (т. 2, л.д. 156). 

На основании свидетельства о праве участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих на получение целевого жилищного займа от 1 октября 2010 г. серии … № … Токареву Т.В. 25 ноября 2011 г. по кредитному договору от 1 декабря 2010 г. № …, заключённому с ОАО Социальный Коммерческий Банк Приморье «Примсоцбанк», был предоставлен целевой кредит в размере 1 945 685 руб. 71 коп. на приобретение квартиры, расположенной по адресу: …, общей площадью … кв. м, стоимостью 2 480 000 руб., сроком на 175 месяцев под 9,38 процента годовых (т. 2, л.д. 145-155, 159-160). 

Целевой жилищный заём в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 14 Федерального закона от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» предоставлялся для уплаты первоначального взноса в целях приобретения квартиры в собственность заёмщика и на погашение обязательств перед кредитором по ипотечному кредиту за счёт накоплений для жилищного обеспечения, учтённых (учитываемых) на именном накопительном счёте Токарева Д.В. как военнослужащего. 

В период брака сторон по договору купли-продажи квартиры от 22 декабря 2010 г. № …, заключённому между Кудрявцевой А.И. (продавец) и Токаревым Т.В. (покупатель), в собственность последнего была передана квартира, стоимость которой определена сторонами договора в размере 2 480 000 руб. (т. 2, л.д. 237-241). При этом условиями договора было установлено, что 534 314 руб. 29 коп. уплачиваются за счёт средств, предоставленных по договору целевого жилищного займа от 1 декабря 2010 г. № …, а 1 945 685 руб. 71 коп. — за счёт кредитных средств банка, предоставляемых по кредитному договору от 1 декабря 2010 г. № … (п. 3.1.2 договора). 

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований в части раздела квартиры как общей совместной собственности супругов, суд первой инстанции со ссылкой на положения статьи 36 Семейного кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» исходил из того, что квартира приобретена не за счёт общих доходов супругов, а за счёт денежных выплат, имеющих специальное целевое назначение, предоставленных Токареву Т.В. без учёта его семейного положения, право на которые неразрывно связано только с его статусом военнослужащего. Кроме того, отказав в удовлетворении указанного требования, касающегося квартиры, суд отказал в иске Токаревой В.В. о взыскании с ответчика половины суммы арендной платы, полученной ответчиком за аренду спорной квартиры. 

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда сделаны с существенным нарушением норм материального права, что выразилось в следующем. 

В силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретённые за счёт общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесённые в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. 

В соответствии с разъяснениями, приведёнными в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу статей 128, 129, пунктов 1 и 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным статьями 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации и статьёй 254 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

В статье 36 Семейного кодекса Российской Федерации приводится перечень оснований, при наличии которых имущество считается принадлежащим на праве собственности одному из супругов. 


Таким имуществом является имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), оно является его собственностью. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретённые в период брака за счёт общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата. 

Следовательно, определяющими в отнесении имущества к раздельной собственности супругов (имущество каждого из супругов) являются время и основания возникновения права собственности на конкретное имущество у каждого из супругов. 

По настоящему делу судом установлено, что спорная квартира была приобретена Токаревым Т.В. в период брака с Токаревой В.В. по договору купли-продажи, то есть по возмездной сделке. Передача квартиры, регистрация перехода права собственности на неё за покупателем и оплата её стоимости состоялись также в период брака. 


Согласно положениям статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями за счёт средств федерального бюджета в форме в том числе предоставления денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих». 

Каких-либо ограничений для членов семьи военнослужащего в режиме и порядке пользования жилым помещением, в том числе приобретённом за счёт участия в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, названными выше Законами не предусмотрено. 

Следовательно, приобретение военнослужащим жилья за счёт участия в накопительно-ипотечной системе является одной из форм его жилищного обеспечения, реализуемого за счёт средств федерального бюджета, а факт исполнения обязательства ответчика по кредитному договору № … от 1 декабря 2010 г., заключённому между ОАО Социальный Коммерческий Банк Приморья «Примсоцбанк» и Токаревым Т.В., уполномоченным федеральным органом исполнительной власти — Министерством обороны РФ в соответствии с заключённым 1 декабря 2010 г. договором целевого жилищного займа № …, не является основанием для отнесения спорной квартиры к личному имуществу ответчика, в силу чего на данную квартиру распространяются такие же правила, установленные пунктом 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации, что и к имуществу, нажитому супругами во время брака. 

Таким образом, приобретённая сторонами в период брака квартира за счёт участия одного из супругов в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих является их совместной собственностью. 

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что спорная квартира относится к личной собственности Токарева Т.В., не основан на законе. 


Учитывая изложенное, нельзя согласиться и с выводом суда о том, что не подлежит удовлетворению требование Токаревой В.В. о взыскании с Токарева Т.В. денежной суммы, полученной им от сдачи в аренду спорной квартиры, в связи с тем, что квартира является личной собственностью Токарева Т.В. 

Поскольку указанное требование суд отклонил как производное от требования о разделе квартиры, не рассматривая его по существу, вопрос о праве или его отсутствии у Токаревой В.В. на взыскание половины полученной Токаревым Т.В. суммы от сдачи в аренду спорной квартиры судом не исследовался. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Токаревой В.В., в связи с чем решение Центрального районного суда г. Хабаровска от 11 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 февраля 2016 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований Токаревой В.В. о разделе квартиры и взыскании половины полученной Токаревым Т.В. денежной суммы от сдачи квартиры в аренду нельзя признать законными, они в указанной части подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

При новом рассмотрении дела в отменённой части суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона. 

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила: 

решение Центрального районного суда г. Хабаровска от 11 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 февраля 2016 г. в части отказа Токаревой В.В. в удовлетворении исковых требований о разделе квартиры, расположенной по адресу: …, и взыскании с Токарева Т.В. денежных средств, полученных им за аренду квартиры, отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 



Председательствующий Юрьев И.М. 
Судьи Горохов Б.А. 
Киселёв А.П.

Возражения

на апелляционную жалобу

На Решение № 2-173/2019 Кызылского городского суда от 07 марта 2019 г. поступила апелляционная жалоба от Фамильной Марии Владимировны в которой она просит отменить решение Кызылского городского суда от 07 марта 2019 г. в части признания права долевой собственности на квартиру, расположенную в г. Абакане по ул. Чертыгашева, д. 135. кв19 и вынести новое решение об отказе в удовлетворении требований Фамильна В.И.

Спорная квартира, была приобретена совместно на кредитные средства, предостав­ленные «БАНКОМ» по программе «Военная ипотека». Квартира находится в залоге у «БАНКА» и Министерства обороны Российской Федерации. Свидетельство о праве собственности на квартиру выдано на имя ответчика, кредит также оформлен на него.

Законодательство, регулирующее механизм предоставления целевого жилищного займа по указанной системе, предусматривает участие в этом только военнослужащих и никак не связывает возможность включения военнослужащего в реестр участников НИП (накопительно-ипотечной программы) с наличием или отсутствием у него семьи. Необходимость согласия супруги на сделку по приобретению недвижимого имущества является обязательным условием для регистрации сделки — договора купли-продажи. Однако наличие или отсутствие такого согласия не влияет на выдачу или невыдачу лицу, состоя­щему в браке, целевого жилищного займа в рамках программы по ипотечному кредитованию военнослужащих. Законодательством ежегодно устанавливается размер накопительного взноса на одного участника НИП, включенного в реестр. Размер накопительного взноса на одного участника определяется Правительством Российской Федерации. Учитывая характер военной службы, предусматривающей выполнение специфических задач, которые сопряжены с опасностью для жизни и здоровья, а также с иными специфическими условиями прохождения службы, обуславливается правовой статус самих военнослужащих, выражающийся, в частности, в порядке обеспечения их жильем на основе специального законодательства и по специальным правилам. Государством предоставлена военнослужащим возможность решения жилищной проблемы посредством участия в НИП. И эта возможность, а также денежная сумма, выделяемая на это, в рамках ипотечной жилищной программы, не связаны с наличием у военнослужащего семьи, детей. Иное необоснованно ставило бы под сомнение жилищные права военнослужащих, не имеющих семей. Таким образом, спорная квартира приобретена в браке, но на средства, предоставленные государством ответчику как военнослужащему, что не связано с количеством членов семьи и с тем, состоит ли он в браке или нет. При таких обстоятельствах квартира явля­ется собственностью только ответчика и не может быть включена в состав совместно нажитого в браке имущества, в связи с чем не подлежит разделу, а требования истца не подлежат удовлетворению.

Ответственность по кредитным обязательствам несёт истец Фамильна М. В., с моей стороны ответственности на приобретенное жильё по кредитному займу нет.

ПРОШУ:

1. Обязать супругу тратить деньги поступающие на именной накопительный счет  как участника НИС только по целевому назначению на погашение кредита по оспариваемой квартире;

2. Признать за мной право на 1/2 доли квартиры в случае получения ответчиком права на использование накоплений;

3. Освободить меня от выплат по кредитному договору, т.к. я не являюсь стороной кредитного договора;

4. В случае потери ответчиком в будущем права на использование накоплений освободить меня от обязательств по взысканию долгов по данному кредиту от МО РФ и БАНКА ….

БРАЧНЫЙ ДОГОВОР

( и сразу другая формулировка суда )


Дело №2-3898/2017г.
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
05 октября 2017 года г. Хабаровск
Индустриальный районный суд г. Хабаровска в составе председательствующего судьи Цыганковой Т.Д.,

Согласно п.1 ст. 15 Федерального закона от 27.05.1998 года №76-ФЗ «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.
В соответствии с п. 15 ст. 15 вышеуказанного Закона предусмотрена возможность реализации указанного права военнослужащих, проходящим военную службу по контракту и в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 года N 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» путем участия в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, которая предполагает выделение денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Согласно ст. 9 Федерального закона «О накопительной-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» участниками накопительно-ипотечной системы являются военнослужащие.
В силу п.п.2 п 2 ч.1 ст.4 Федерального закона «О накопительной-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» реализация права на жилище участниками накопительно-ипотечной системы осуществляется посредством: формирования накоплений для жилищного обеспечения на именных накопительных счетах участников и последующего использования этих накоплений, предоставления целевого жилищного займа.
Согласно ч. 6 ст. 14 указанного Закона источником предоставления участнику накопительно-ипотечной системы целевого жилищного займа являются накопления для жилищного обеспечения, учтенные на именном накопительном счете участника. Согласно положениям статьи 15 Федерального закона от 20.08.2004 года №117-ФЗ погашение целевого жилищного займа осуществляется уполномоченным федеральным органом при возникновении у получившего целевой жилищный заем участника накопительно-ипотечной системы оснований, указанных в статье 10 настоящего Федерального закона, а также в случаях, указанных в статье 12 настоящего Федерального закона. В этом случае происходит погашение займа, то есть аннулирование обязательств участника накопительно-ипотечной системы по возврату заемных средств. При отсутствии указанных оснований уволившийся участник накопительно-ипотечной системы обязан возвратить выплаченные уполномоченным федеральным органом суммы в погашение целевого жилищного займа, а так же уплатить проценты по этому займу с ежемесячными платежами в срок, не превышающий десяти лет.
Согласно статье 256 ГК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.
В соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. ст. 128, 129, п. п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ.
Статьей 34 СК РФ установлено, что к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие).
В статье 36 СК РФ приводится перечень оснований, при наличии которых имущество считается принадлежащим на праве собственности одному из супругов.
Таким имуществом является имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.
Судом установлено, что спорная квартира приобреталась ответчиком за счет собственных средств, а так же за счет кредитных и средств целевого жилищного займа.
Согласно свидетельству о праве на наследство по закону от 18.03.2013 года, после смерти ФИО6 наследником денежного вклада, хранящегося в отделении сберегательного банка Российской Федерации № села Ленинское, Ленинского района ЕАО на счете № (ОМС золото), с причитающимися процентами и компенсациями, является Мазур О.А.
Согласно расходному кассовому ордеру № от 18.03.2013 года со счета открытого на имя ФИО6 № выданы денежные средства в размере 954648,70 рублей наследнику Мазур О.А.. Факт того, что часть денежных средств на приобретение квартиры была внесена ответчиком из ее личных сбережений, истцом не оспаривается.
Учитывая, что спорная квартира не приобреталась на денежные средства супругов, а была приобретена военнослужащим – участником накопительно – ипотечной системы за счет средств целевого жилищного займа и ипотечного кредита, полученного в рамках программы по ипотечному кредитованию военнослужащих, на нее не распространяется режим общего имущества супругов.
Кроме того, режим собственности истца и ответчика определен заключенным между ними брачным договором.

Имущество, являющимся общими для супругов — считается совместно нажитым. В случае развода, половина имущества полагается жене, а другая половина мужу. Значит, согласно закону, обязательство по ипотеке, после развода, оба супруга будут вести в равных долях. Кредитные обязательства не влияют на семейное положение супругов. При отказе одного из супруг по выплате кредита, лишается права собственности на имущество.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *